Написать в блог
Черных дыр не найдено: пиарщики из России изучили CERN

Черных дыр не найдено: пиарщики из России изучили CERN

Время чтения: 8 мин

Черных дыр не найдено: пиарщики из России изучили CERN

Время чтения: 8 мин

О том, как изучать ЦЕРН и кампус Эколь Политекник, не отвлекаясь на шоколад и сыр — Тамара Беседина, специалист Центра научной коммуникации Университета ИТМО.

Моя поездка в ЦЕРН стала призом за победу в специальной номинации «Коммуникационная лаборатория» журналистского конкурса Tech in Media. Так 26 марта я оказалась в Швейцарии.

Я вышла из самолета и поймала себя на мысли, что застегивать пальто вовсе не обязательно. В Женеве стоял поздний май. По дороге из аэропорта я могла любоваться цветущими вишнями и раскидистыми ивами. Но уже через полчаса всю красоту города поглотила ночь, а когда я добралась до апартаментов, стало совсем темно. Оставалось только лечь спать. Но я знала, что где-то в этом маленьком, как Питер, швейцарском городке уже ждет встречи с ЦЕРНом половина нашей скромной делегации из России.

Утром я прыгнула в трамвай номер 18, шедший прямо к воротам Европейского центра ядерных исследований. По пути я еще раз осмотрела город и отметила для себя пару мест, куда стоит сходить. И тут услышала, что двое незнакомцев говорят по-русски да еще и называют мое имя. Внутренне ухмыльнувшись, я подошла к ним и сказала: «Привет, мы, кажется знакомы». Саша и Юля не сразу поняли, насколько тесен оказался женевский мир, но это простительно: утро понедельника как никак.

Первое, что видишь, подъезжая к ЦЕРНу, — это огромный деревянный шар. Внутри него находится потрясающая экспозиция «Вселенная частиц», где можно увидеть множество макетов отдельных частей Большого адронного коллайдера (Large Hadron Collider), а также знаменитую планетарную модель атома Бора, с которой все и завертелось. В шар мы так и не попали, но зато остался повод вернуться.

ЦЕРН не похож ни на одну другую достопримечательность, музей или организацию, которую я видел раньше. Созданный в 1948 году по инициативе нобелевского лауреата Луи де Бройля как платформа для борьбы с «утечкой мозгов» из послевоенной Европы в США, ЦЕРН всегда существовал на деньги налогоплательщиков. — Александр Золотарев, руководитель пресс-службы Сколтеха

Попасть под землю, к массивным детекторам, ускорителям и кольцам БАКа можно только зимой, когда эксперименты приостанавливают. В другое время установки гоняют частицы, и доступ туда закрыт. Но даже спустившись вниз, можно не понять, как это все работает. Чтобы объяснить людям, какие эксперименты ведутся в стенах ЦЕРНа, его коммуникационная группа во главе с Анной Годино, которая не так давно сменила на посту Джеймса Гиллиса, активно использует целый арсенал инструментов от пресс-релизов до образовательных интенсивов для учителей.

Всем интересно, как устроен мир. Это такая базовая ценность, на которой, наверное, мы и строим коммуникацию. — Джеймс Гиллис, экс-руководитель коммуникационной группы CERN

Есть ли жизнь после Бозона Хиггса? У пиарщиков ЦЕРНа нет времени, чтобы задать себе этот вопрос. Новостей хватает, ведь в организации работают ученые из 80 стран мира: примерно 3 тысячи постоянно и еще 6,5 тысяч по смежным проектам. Помимо этого Анна считает важным аспектом своей деятельности усмирять людские страхи относительно столкновения частиц. Многие до сих пор верят, что ученые могут случайно создать в ЦЕРНе черную дыру, которая поглотит Землю. В землетрясениях порой тоже винят физиков.

Бозон Хиггса (Higgs boson) — элементарная частица, основа основ, как считают ученые. Предсказанная еще в 1964 году британским физиком Питером Хиггсом, эта частица была обнаружена на БАКе всего пять лет назад. Можно считать, что с ее помощью ученые подтвердили Стандартную модель, современную теорию строения и взаимодействий элементарных частиц.

Как бы то ни было, в ЦЕРНе идут еще дальше и просвещают публику в вопросах, которые давно ее волнуют. Так, специалисты в который раз подтверждают в новостях, что призраков не существует, и за всеми паранормальными явлениями стоит физика — иначе БАК несомненно засек бы их, повторяют исследователи.

В компании с Анной мы провели целый час, а затем отправились на стандартную экскурсию, попасть на которую может любой желающий, причем бесплатно. Но запись ведется на месяцы вперед.

Экскурсии проводят сами ученые, поэтому их презентации не всегда выглядят эффектно, зато информативны. Еще с час сотрудник Центра, довольно трогательный ученый-физик, рассказывал нам и толпе школьников о внутреннем устройстве ускорителей и детекторов. Затем он повел нас к первому ускорителю частиц — синхроциклотрону SC мощностью 600 МэВ. Этот агрегат находится в одном из ангаров в первозданном виде.

Ускоритель технологически устарел и к тому же излучал слишком много радиации, из-за чего и был списан в 1990 году. В его ангаре до сих пор мало к чему можно прикасаться, и запрещено кушать. Можно только любоваться тем, как оживляют эту махину, проецируя на нее световые эффекты, которые помогают понять ее внутреннее устройство. Сама по себе игра света очень красива и сопровождается ремарками знаменитых физиков. Почти как световое шоу в Диснейленде, только вместо Питера Пена ученые.

На выходе мы избавились от школьников и вместе с экскурсоводом перешли в другое здание, где находится центр управления экспериментом ATLAS. Это один из двух больших экспериментов, цель которых — находить новые частицы (CMS — второй).

В относительно небольшом зале, отделенном от назойливых туристов звуконепроницаемым стеклом, ученые следят за показаниями на экранах десятков компьютеров и корректируют параметры различных систем БАКа. Над пультом управления, на втором этаже, находится кинотеатр мест на двадцать, где крутят захватывающий 3D-фильм о столкновении частиц.

Перед закрытием мы успели пробежаться еще по одной выставке ЦЕРНа — «Microcosm». Ее экспозиция состоит из двух частей. Первая находится прямо у ресепшена. Она очень интерактивная: позволяет пощупать детали коллайдера (детектор CMS в реальном размере и пульт управления экспериментами на LHC) и пообщаться с виртуальными учеными, специально обученными отвечать на вопросы посетителей.

Участок ускорителя, предназначенный компенсировать сжатие материалов при охлаждении и растяжение при нагревании, — компенсатор:

Вторая часть находится во внутреннем дворике и больше смахивает на изобретения, описанные Жюлем Верном. Когда мы туда пришли, было пять часов, поэтому вскоре охранники выдворили нас из музея. Вообще наш визит оказался довольно скромным по сравнению с тем, что повидал ЦЕРН в советское время.

По легенде, первая делегация из СССР отправилась в ЦЕРН еще в 1959 году, когда был запущен второй ускоритель — протонный синхротрон PS, мощностью 28 ГэВ. Рабочая программа визита оказалась успешной, однако еще полвека европейцы вспоминали икорно-водочный банкет, организованный советской делегацией в отеле «Метрополь». Чтобы торжество состоялось, Ивану Чувило (впоследствии один из основателей Лаборатории высоких энергий при ОИЯИ в Дубне), в багаже которого находились припасы, пришлось применить все свое красноречие, чтобы швейцарская таможня закрыла глаза на дипломатические дары.

Знаменитыми гостями ЦЕРНа в 2009 году стали актер Том Хенкс и голливудский режиссер Рон Ховард. В рамках промо-акции, приуроченной к выходу фильма «Ангелы и Демоны», они посетили коллайдер и познакомились с «настоящими» учеными организации. Фото гостей любят показывать туристам.

По сюжету фильма, злоумышленник украл из ЦЕРНа солидный образец антивещества, чтобы взорвать Ватикан.Том Хэнкс, Айелет Зорер, Рон Ховард с коллегами в Церне:

ЦЕРН пробудил в нас зверский аппетит. Поэтому, вернувшись в город, мы засели в бургерной, а затем перебрались в местный пивной паб, чтобы вкусить женевского колорита, ну, и хмеля. Уже поздним вечером прогуливаясь по набережной, мы обнаружили огромное количество птиц: лебедей, гусей, уток. Но без хлебных запасов мы были им менее интересны, чем они нам.

На следующий день нам удалось попасть на утренний брифинг пиар-команды Эколь Политехник (Ecole polytechnique fédérale de Lausanne — EPFL) — высшей инженерной школы в Лозанне. Отдел «Медиаком» (так они себя называют) собрался часам к одиннадцати в небольшой комнатушке с овальным столом и плазмой на стене, где высвечивалась план-сетка публикаций и проектов.

EPFL очень похожа на российские университеты и по масштабу открытий, и по способам коммуникации. Хотя наука все же там сильнее. На планерке научные журналисты Эколь по очереди рассказали о сюжетах для новостей и видеоблога. Многие разработки, о которых они собирались написать, были очень похожи на те, что создаются в Университете ИТМО. Об одном таком проекте я недавно делала пресс-релиз — о взаимосвязанной системе для координации пациентов, скорой помощи и больниц. Только я писала о концепции, а в Эколь это уже стартап. И это только один пример. Как и наши ученые, в Лозанне разрабатывают различные компьютерные модели для помощи врачам в диагностике и терапии сердечно-сосудистых заболеваний, но у них они более продвинутые. Хотя есть и скучные новости вроде «мы купили новый микроскоп», которые, как журналисты из Эколь сами признаются, не очень «sexy».

Штат научных журналистов EPFL не мал для вуза: в Медиаком работают 13 человек, включая руководителя, фотографа и видеомонтажера. Но с иллюстрациями к научным новостям не все гладко, впрочем, как и в России. Тем не менее в Эколь работают над этим. У них есть проекты, призванные показать, что научная визуализация крайне важна. Сейчас они запускают серию коротких видеороликов об институте. На планерке нам показали парочку — выглядит эффектно.

Мне было интересно, насколько у них налажен поток научных новостей. Оказалось, что в год они публикуют более двух тысяч новостей, но только около двадцати из них становятся пресс-релизами.

К полудню пиарщики разошлись по своим делам, и мы смогли прогуляться по территории EPFL. Ее внушительных размеров кампус расположен на нескольких уровнях. Примерно на высоте второго этажа есть открытая галерея, которая тянется через несколько корпусов. В разных частях кампуса два интерактивных музея (в один из них мы зашли) и несколько кафе. Немного осмотревшись, мы отправились в путешествие по берегам женевского озера.

Женевское озеро или Леман (Le Léman, Lac de Genève) — самое большое озеро в Альпах и второе по величине (вслед за Балатоном) озеро Центральной Европы.

Северный берег озера называют Швейцарской ривьерой, потому что весь он усыпан фешенебельными курортами. Но честно говоря, я бы вряд ли отважилась поселиться в этих отелях, висящих на отвесных скалах. Главной достопримечательностью этой части Швейцарии считается Шильонский замок, описанный лордом Байроном в одноименной поэме. Он находится на окраине городка под названием Морж (Morges). Туда-то я и направилась, разминувшись с коллегами. Попрощаться с ними мне так и не удалось, так как уже через пару часов их ждал обратный рейс в Москву.

К замку вел променад. Я давно не была на море, но тогда мне казалось, что справа лежит не просто большое озеро, а величественный залив, из которого без труда можно выйти в море или даже океан. Старинный памятник возвышался прямо на прибрежных скалах, а с суши к нему примыкал небольшой сад, время в котором остановилось несколько столетий назад.

Я так залюбовалась зрелищем, что едва успела на последний поезд, идущий в Женеву. Устроившись у окна, я пожелала коллегам счастливого полета. Справа пробегали виноградники, а слева серебрилось озеро. Когда поезд немного накренялся, казалось, что вода поднимается, чтобы всей своей необъятной массой хлынуть в вагон. Но снова стемнело.

Конкурс Tech in Media уже не первый год организует РВК. В номинации «Коммуникационной лаборатории» жюри оценивало совместные партнерские проекты научных организаций и СМИ. В отличии от основного конкурса и большинства авторских премий в принципе, здесь были отмечены тандемы с участием научных пресс-секретарей. И в этом плане премия стала знаковой: на нашем примере, примере сотрудников Университета ИТМО, Сколтеха, ИБХ РАН, она показала, что люди из разных профессий могут работать в команде и создавать качественный научно-популярный контент. Организовали поездку РВК и МФТИ

Когда я подала заявку на конкурс Tech in Media, я не подозревала, что получу что-то большее, чем грамоту в копилку нашей пресс-службы Института биоорганической химии. И в результате мы получили не только грамоту, но и поездку в самую настоящую Швейцарию с банкирами, шоколадными озерами, сырными горами, ЦЕРНом и Политехническим университетом Лозанны. — Юлия Шуляк, пресс-секретарь ИБХ РАН.

Специальная рассылка
Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей