Написать в блог
Пулман. «Северное сияние». Самое первое впечатление

Пулман. «Северное сияние». Самое первое впечатление

Читательский дневник
Время чтения: 2 мин

Пулман. «Северное сияние». Самое первое впечатление

Читательский дневник
Время чтения: 2 мин

Перефразируя известную поговорку, «у книги никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление».

Первые слова книги могут загипнотизировать мгновенно. Могут навсегда чеканно врезаться в память. Могут доставить острое удовольствие от погружения в текст.

А иногда книги начинаются никак. «Смеркалось». И просто размазывают текст по первой странице в стиле: «Иван Иваныч вышел из дому, вернулся под вечер и от скуки умер».

Попробуйте прочесть начала книг для детей и взрослых разных авторов. Я собрала Терри Пратчетта, Туве Янссон, Гарсиа Маркеса, Клайва Льюиса, ну и Пулмана, конечно.

***

«Однажды Имо пошёл на рыбалку, но моря не было. Вообще ничего не было, кроме Имо. Тогда он плюнул на ладони и потёр одну о другую, и сделался шар, состоящий из моря. Потом Имо сделал несколько рыб, но они были ленивые и глупые. Тогда он взял души дельфинов, ведь дельфины хотя бы умели говорить, и смешал их с глиной, и помял в ладонях, и придал им форму, и они стали людьми»

Терри Пратчетт «Народ или когда-то мы были дельфинами». Вступление закачивается как песня:

«Вот потому мы рождаемся в воде, не убиваем дельфинов и стремимся к звёздам». И вся книга будет о рождениях, смерти, воде, дельфинах, о людях и звёздах. (Люблю. Очень).

***

Потрясающий Гарсиа Маркес:

«Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед»

«Сто лет одиночества».

***

Совсем простое повествование Льюиса:

«Эта история рассказывает о событиях, приключившихся в те времена, когда наши дедушки и бабушки были еще совсем маленькими. Она интересна тем, что из нее станет ясно, как начались путешествия между волшебной страной Нарнией и нашим миром.

В те дни мистер Шерлок Холмс все еще жил на Бейкер Стрит…»

***

Совсем неизвестная нам Туве для взрослых читателей:

«Марта приехала из селения Эстерботтене, и была она ясновидящая. Не только потому, что её посещали вещие сны; она обладала также редчайшей способностью чувствовать, что где-то поблизости витает смерть и определять, кому она грозит».

Это Туве Янссон «Серый шелк».

***

Ну и Пулман.

Пулман открывает книгу в стиле «Иван Иваныч вышел из дому». Читаем:

Лира со своим деймоном тихо двигались по полутемному Залу, держась поближе к стене, чтобы их не увидели из Кухни.

(Захватило? Не очень… Единственный вопрос — почему Зал и Кухня с большой буквы?)

Три больших стола, тянувшиеся по всей длине Зала, были уже накрыты, серебро и хрусталь поблескивали в сумерках; длинные скамьи ждали гостей.

(Ладно, потерплю, давай дальше).

На стенах, теряясь в тени, висели портреты бывших Магистров. Лира подошла к помосту, оглянулась на открытую кухонную дверь и, никого не увидев за ней, поднялась на помост к верхнему столу. Здесь приборы были золотые, а не серебряные, и вместо дубовых скамеек стояли четырнадцать стульев красного дерева с бархатными подушками.

(А не пятнадцать. Начать детскую книжку с затянутого описания интерьера. Да вы, батенька, шалун).

Лира подошла к креслу Магистра и щелкнула по бокалу ногтем. По Залу разнесся прозрачный звон.

(Долго она у нас будет по пустым комнатам ходить? Вон уже и ей самой скучно).

Прочли уже 400 слов. Полторы страницы А4. А она все ещё ходит. Неужели действие начинается, наконец-то?

***

Там вскользь и между делом появляется какой-то деймон, который превращается в мотылька и разговаривает.

Зная что такое деймон в мире Пулмана, представляете, как можно начать трилогию появлением такого существа?

Но героиня реагирует на него ужасно буднично, мало того, автор описывает его настолько буднично, что среди описания пустого интерьера непонятное нечто, называемое деймоном, воспринимается как неведомая фигня, которую надо пока потерпеть в ожидании объяснения, что он, собственно, такое.

Ладно, потерплю.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
А почему он такой серьезный? Диккенс шутит постоянно, даже над смертью, причем шутит так, что можно расплакаться от жалости. Пратчетт философскии ироничен. Даже мама Ро позволяет себе улыбнуться, создавая мир волшебников. Роальд Даль (мастер черного юмора) упрекал Клайва Льюиса, в том, что он серьезен. Но и у Льюиса...
Показать полностью
Больше статей