Написать в блог
Измененное сознание и параллельный мир подростка.

Измененное сознание и параллельный мир подростка.

В какой реальности живет подросток? Через какие иллюзии видит мир?
Время чтения: 6 мин

Измененное сознание и параллельный мир подростка.

В какой реальности живет подросток? Через какие иллюзии видит мир?
Время чтения: 6 мин

Психологам давно известно, что в критические периоды в процессе интенсивных психологических изменений психика использует измененные состояния сознания, чтобы уберечь личность от излишнего травматизма. В этих состояниях меняются все три составляющие того, что в психиатрии принято называть сознанием. Если человек находится в сознании, он должен точно ответить на три главных вопроса: Где я? Кто я? Когда я?

В измененном состоянии фокус сознания по этим трем показателям сужается либо расширяется, что дает психике возможность совершить какие-то маневры и перестроиться так, как этого требует ситуация, сохранив при этом стабильность личности.

Давайте попробуем понять, каким образом меняется сознание подростка и для чего это нужно психике?

Но для начала, чтобы у читателя не сформировалось ложного впечатления, я хочу подчеркнуть, что тут речь идет не об аномалии или патологии, а о естественных психофизиологических процессах взросления и личностного переустройства.

Окружающий мир представляется подростку аморфным, он не имеет четких структур, ему можно придать ту форму, которая наиболее удобна для ситуации. В нем нет постулатов и аксиом, в нем подвергается сомнению и проверяется на прочность устойчивость любых общественных связей и отношений. В нем есть огромный потенциал свободы самовыражения, который по непонятным причинам купируется и пресекается «слепыми» взрослыми. Зачем же нужно психике создавать такую иллюзию? Ответ прост.

Потребностная сфера подростка перестраивается настолько быстро, что процесс организации и реализации деятельности, ориентированной на удовлетворение потребностей, просто не успевает за ней. Происходит биохимическая экспрессия новых потребностей, и включаются биологические модели поведения относительно этих потребностей, но мозг при этом не инструктирует личность подростка о том, как ему быть в реальном социуме, в котором он реально живет.

Ранее подростку постоянно говорили, что и как делать, а сейчас жизнь от него требует самостоятельности. Он ощущает и видит себя по новому, к нему направлены новые требования социума. Старая — детская картина мира уже неактуальна, а новой — взрослой картины мира еще просто нет, так как нет опыта, на основе которого она могла бы сформироваться.

Именно поэтому психика и создает иллюзию аморфности всех правил и норм окружающего мира, а также иллюзию большого потенциала свободы личностного самовыражения. Это просто необходимо для того, чтобы подросток, не имея никаких представлений о том, что ему делать, не имея никаких гарантий того, что у него что-то получится, начал действовать в своем стремлении получить новый опыт предъявления себя миру со своими новыми стремлениями и потребностями.

Не страшно невольно нарушить правила социума, если есть иллюзия, что они не жесткие, не страшно вести себя нелепо и необычно, если есть иллюзия свободы самовыражения.

Другая подростковая иллюзия — чрезмерная уверенность в своей способности давать оценку степени эффективности поведенческих моделей. Размышляя о возможных сценариях своего будущего, подросток не просто предположителен, он легко простраивает их на десятилетия вперед, будучи уверенным, что это чуть ли не единственное из возможных стечений жизненных обстоятельств. Как будто он в один момент слетал в будущее и проверил, что так все и произошло.

Эта иллюзия тоже необходима подростку, ему так проще сделать свой жизненный выбор, иначе ему просто не хватило бы смелости определиться с направлением и сделать первые самостоятельные шаги на пути к социальной автономии.

Еще одной иллюзией сознания подростка является некая двойственность в отношении к себе. Психологической причиной этого является сама суть переходного периода. Поскольку подросток уже не ребенок, но еще не взрослый, он одновременно ощущает себя и ребенком, и взрослым.

Но поскольку это довольно противоречивые во многом состояния, в сознании между ними есть некоторая разорванность. Взрослый человек может позволить себе почувствовать себя ребенком, на самом деле точно зная при этом, что он взрослый.

А подросток даже на уровне физиологии имеет неопределенное состояние. Он не может до конца определиться, я все-таки, в конце концов, ребенок, или я все-таки, в конце концов, взрослый? Любые попытки взрослых привести подростка к окончательному определению в этом вопросе вызывают сопротивление. Если подростка называют ребенком, он утверждает, что он взрослый, если его всерьез называют взрослым, он утверждает, что это не справедливо, так как он еще ребенок.
Эта иллюзия тоже является необходимой! Без неё противоречивость внутренних состояний привела бы подростка к дезорганизующему неврозу.

С этой иллюзией дуальности связано и другое явление — психологическое слияние с желанным состоянием. Мы видим наиболее яркие проявления этой иллюзии, когда подростки в реальной жизни стремятся подражать своим кумирам, буквально копируя их внешность и модели поведения. Подросток придает гиперзначимость проявляющимся у себя в зачатке личностным качествам: мужественности, зрелости, женственности и т. д. Он видит их в гораздо более ярких проявлениях, чем они есть на самом деле.

В основе этого лежит естественный механизм, который психика использует для организации деятельности, ориентированной на развитие у себя новых качеств. В этом подросток ничем не отличается от начинающего спортсмена, который в самом начале спортивного пути представляет себя чемпионом, получающим олимпийскую медаль, стоя на пьедестале. Разница только в критичности отношения к себе в этом процессе. Спортсмен знает, что он еще не чемпион, выходя из иллюзии, а подросток, который находится в слиянии с воображаемым перспективным образом себя, всерьез ощущает себя таким.

Из-за этого происходит искажение представления о личностных качествах старших подростков. Если я нахожусь на пьедестале, то те, кто еще выше, вообще — сверхлюди.

Проективное отражение этой иллюзии мы сегодня видим в подростковых сериалах, комиксах и т. д. В них старшие подростки проявляют сверхспособности для решения простых житейских задач: как встретиться и вступить в отношения с понравившейся девушкой, как найти хорошую работу и т. д.

Еще одной иллюзией, которая во многом является следствием гиперзначимости личностных проявлений, является подростковая иллюзия гиперзначимости жизненных мизансцен. Подросток может целыми днями находиться в процессе проживания эмоций, связанных с какой-то ситуацией, произошедшей с ним накануне. Часами он держит в голове визуальную модель, в которой персонажи похожи на обездвиженных, но, тем не менее, живых и ярко выражающих эмоции героев аниме. Отсюда в поведении подростка присутствует некая театральность и драматизм.
Эта иллюзия необходима психике чтобы подростку было проще сделать продуктивный скачек в области развития эмоционального интеллекта. Часами исследуя мизансцены жизни, подросток учится понимать и предсказывать свои и чужие эмоции.

И последней иллюзией подросткового сознания, которую мне бы хотелось описать в этой статье, является иллюзия психологического бессмертия. Несмотря на вышеописанную способность легко строить планы на десятилетия вперед, подросток остается к этим планам отстраненным.

Реальная же способность выстраивать планы на будущее напрямую связана с целостным представлением о себе и своих потребностях как в настоящем, так и в будущем. Ни первого, ни второго у подростка нет, поэтому он по сути, оказывается неспособным выстроить в своем восприятии полноценную линию времени относительно себя.

То есть, он может представить будущее, но представить и ощутить себя в будущем повзрослевшим, зрелым он не в состоянии. В своем воображаемом будущем он видит в себе все те же подростковые качества, только в несколько ином преломлении.

Если старение физическое он еще может представить, то представить всерьез, что такое психологическое старение, ему практически невозможно. Сама мысль об этом может вызывать отторжение и отвращение. Подросток как бы подавляет мысль о том, что в будущем его ждет психологическое старение, в связи с этим, он практически чувствует себя психологически бессмертным.

Это ощущение подкрепляется тем, что физиологически он находится на стадии интенсивного развития, и ему кажется, что, что бы он ни делал, это приводит в итоге только к развитию и росту. Именно поэтому до него невозможно достучаться, объясняя риски психологической и физической деградации в случае реализации им саморазрушающих моделей поведения.

С учетом всех вышеописанных особенностей, мы видим, что подросток находится как будто в измененном состоянии сознания, проявлению и удержанию которого способствует сама природа. Так давайте попробуем глубже понять это, понять, насколько трудно подростку бывает сделать то, что взрослому человеку представляется простым. Какие проблемы могут быть у подростка в связи с тем, что весь мир, все взрослое сообщество живет фактически в некой иной системе координат, в параллельном мире. Насколько толстую и непробиваемую стену, отгораживающую его от мира взрослых, чувствует подросток! Какими понимающими нам надо быть, наблюдая агрессивную нелепость и неуклюжесть первых подростковых попыток влиться во взрослую жизнь!

И давайте задумаемся, как мы можем сделать более удобным для взросления наш мир? Каким опытом мы можем с ними поделиться? Что мы можем подсказать им? Какое послание передать из взрослой жизни?

А может быть, нам стоит смотреть на них с надеждой? С надеждой на то, что, свободные по своей природе, они смогут понять о жизни нечто большее, чем мы? И может быть, не мы их, а они нас смогут научить чему-то?

Специальная рассылка
Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет