Написать в блог
Ключ от судьбы

Ключ от судьбы

Психолог Ирина Шубина рассказала, как сказкотерапия помогает детям и взрослым
Время чтения: 5 мин

Ключ от судьбы

Психолог Ирина Шубина рассказала, как сказкотерапия помогает детям и взрослым
Время чтения: 5 мин

Фонд «Подари Любовь Миру» — друг и партнер Ресурсного Центра НКО — организует уникальные проекты. Сегодня мы поговорим об одном из них — «Когда крылья важнее ног, или Сказка в каждом из нас». Собеседник Душевной Москвы — психолог, писатель, сказкотерапевт Ирина Шубина.

Душевная Москва: Ирина, вы занимаетесь сказкотерапией с детьми-инвалидами. Сколько лет этим ребятам?

Ирина Шубина: Во-первых, это не обязательно детки с инвалидностью. Сказкотерапия помогает всем! Во-вторых, возраст тоже не важен. Это могут быть и вполне взрослые люди. Мы, например, сейчас начали даже в дома престарелых ездить. Вообще, сказкотерапия, которой занимается фонд «Подари Любовь Миру», — не просто очередной психотерапевтический метод. Это часть проекта, который стартовал в 2017 году. Проект называется «Когда крылья важнее, или Сказка в каждом из нас!». А началось все с маленькой девочки Маргариты, или как мы ее называем, — Маргаритки. Она родилась без одной ручки и одной ножки. Мы много помогали девочке и ее маме и однажды, когда нужно было собрать средства на протезы, решили Маргаритку сфотографировать. Но не так, как обычно фотографируют людей, которым нужно помочь, — мы не хотели давить на жалость. Нам важно было показать, что перед этой девочкой открыто много разных путей. Поэтому придумали для нее разные образы — поваренка, балерины, модели. Фотография, где Маргаритка в поварском колпаке и фартучке, стала частью выставки «Лица душевной Москвы». А мы в этот момент поняли, что возможность перевоплотиться, стать на время съемки другим персонажем, может многое поменять в жизни человека. Говоря языком психологов, такие выходы за пределы собственного представления о себе, очень ресурсны. Теперь у нас регулярно, как минимум раз в месяц, проходят необычные фотосессии для людей с инвалидностью. На съемочной площадке они могут превратиться в Маленького Принца, Снежную Королеву, Золушку, Синюю Бороду, Железного Дровосека, Элли, Мальвину и Серого Волка. На съемках работает целая бригада профессионалов — костюмеры, визажисты, фотографы.

Д.М.: А что потом происходит с этими фотографиями?

Ирина Шубина: Их получают участники фотосессий. Часть фотографий попадает на выставки. Маргаритка, как я уже говорила, участвовала в городской экспозиции «Лица Душевной Москвы», другая наша звездочка — Рустам, мальчик с врожденной ампутацией ноги, в образе Оле Лукойе стал победителем Конкурса «ОБЪЕКТИВная благотворительность». Все фотографии-победители этого конкурса сейчас участвуют более чем в 10 выставках от Москвы до Владивостока.

Д.М.: Стать участником сказкотерапии можно только на съемочной площадке?

Ирина Шубина: Нет, очень часто мы просто садимся в кружок и говорим о сказках.

Д.М.: В чем же все-таки состоит терапевтический эффект сказок?

Ирина Шубина: Жизнь формирует нас такими, какие мы есть, за счёт окружения, за счёт тех знаний, которые нам дают старшие. От этого у нас складываются определенные рамки. Рамки восприятия себя и мира. Когда человек примеряет на себя другой образ, то в этот момент и себя, и мир он учиться видеть по-другому, с другой «колокольни». Особенно, если этот образ ему не нравится и не соответствует. Происходит своего рода расширение сознания — то, как я привык думать и действовать — не единственно возможный способ взаимодействовать с окружающей реальностью. Вот главный эффект сказкотерапии! Плюс, это понимание того, что все люди разные и у каждого свой путь к успеху. Например, у нас на площадке был юноша с синдромом Дауна. Но это не помешало ему открыть свой ресторан и писать сценарии к спектаклям, которые ставят московские театры. И это реально вдохновляющий пример для остальных. Для здоровых участников проекта — это тоже терапия и понимание, что люди с особенностями во многом могут дать им фору. Мне, кстати, очень часто говорят об этом — мы думали, что придем, поможем инвалидам, а оказалось, это они нам помогли. Дали опыт любви к жизни, опыт преодоления. Однажды на нашей площадке оказались врач-стоматолог. И у нее возник вопрос — а как чистят зубы люди с ампутациями рук? Оказалось, что никто не знает. Тогда она досконально изучила эту тему, провела опрос и отправила результаты своего мини-исследования разработчикам товаров для гигиены полости рта.

Д.М.: А что происходит, когда вы просто садитесь «в кружок» и разбираете сказки?

Ирина Шубина: Для начала я прошу участников вспомнить их любимые сказки. Сказок много, но вспоминаются только некоторые, а порой — вообще одна. Те, которые дети называют в первую очередь, являются для них наиболее значимыми: или в самом сюжете есть что-то важное или хочется подражать герою. Я всегда уточняю, что понравилось в сказке, что хотелось бы исправить, чему хотелось бы повторить. Потом мы вспоминаем, кто помог главному герою достичь своей цели. И постепенно переходим к тому, чем каждый участник обсуждения может быть полезен для окружающих. У нас есть разноцветные стикеры, и мы записываем на них, кто из детей, что может и наклеиваем прямо на себя, на одежду. Видели бы вы, какие они потом ходят гордые! А ведь это очень важно — осознавать свои возможности.

Д.М.: Например, мальчик или девочка поняли, что главному герою помог волк, олень, добрый волшебник или фея. Как он может применить это знание в жизни?

Ирина Шубина: Если ребенок считает, что ему, как и герою сказки, может помочь только фея, то это тревожный знак. Скорее всего, ребенок не видит выхода из какой-то ситуации. В этом случае, конечно, нужно обязательно поговорить с родителями, узнавать, что происходит, почему человек не видит выхода. Если же речь о персонажах типа волка или оленя, тут все просто. Например, Ивану Царевичу волк помогает. Кто такой волк в сказке? Это и друг, и подсказчик и тот, кто может быстро куда-то довезти. С помощью этого образа можно увидеть, что вокруг есть люди, к которым можно обратиться за советом, а можно и самому стать «волком», помочь. Например, попросить родителей взять с собой приятеля, которого некому свозить в Луна-парк или в другое интересное место.

Д.М.: Почему так важно просить о помощи?

Ирина Шубина: Потому что не всегда и не все мы можем сделать самостоятельно. А достигать поставленных целей все-таки очень важно. На примере сказок, я показываю детям, что нет ничего зазорного в том, чтобы просить о помощи. И что предлагать помощь — очень важно.

Д.М.: Из практики, какие сказки дети называют чаще всего?

Ирина Шубина: В последнее время чаще называют мультики, так как, видимо, не все читают. Тем не менее, топ-3: «Морозко», «Золушка» и мультики про супергероев. Детям хочется обладать способностями, которыми не обладает больше никто.

Д.М.: С точки зрения психолога, это хорошо или плохо?

Ирина Шубина: Для человека нормально — желать быть не таким как все. Здесь важно сделать акцент на том, что супергерой всегда стремится помочь людям.

Д.М.: А как можно интерпретировать любовь к «Золушке»?

Ирина Шубина: Я считаю эту сказку, скорее, негативной, чем позитивной. Во всяком случае, для меня это самая болезненная сказка. Когда в детстве я слушала, что Золушку истязает мачеха, то никак не могла понять, почему любящий отец на это так спокойно смотрит и ничего не предпринимает. Я в это не верила. Может, с этого и началась моя история, которая привела меня в психологию. Второй сомнительный персонаж — фея. Получается, что ты можешь много трудиться, стараться, но радикальные изменения в судьбе — в руках волшебного создания с крылышками. Повторюсь, по моему опыту, дети, которые любят эту сказку, часто чувствуют себя жертвами обстоятельств и не верят, что изменения — в их руках.

Д.М.: То есть популярность этой сказки говорит о том, что большинство детей все-таки травмированы?

Ирина Шубина: Да. И не обязательно какими-то драматическими обстоятельствами. Это может быть и обычное невнимание родителей, поэтому в своих фантазиях они погружаются в волшебный мир, где их спасает фея или супергерой.

Д.М.: Вы сказали про то, что все чаще дети «ссылаются» на мультики. Может быть, имеет смысл обсуждать современные фильмы — фантастику, фэнтэзи?

Ирина Шубина: Ни в коем случае! Вы знаете, чем сказка отличается от фантастической повести? Я тоже не сразу себе на этот вопрос ответила. А вот дети отвечают мгновенно. Фантастика — это то, что кто-то придумал, а сказка — это про жизнь. Помните, «Не бойся сказки, бойся лжи. А сказка? Сказка не обманет…». Так вот это — правда. Сказка — это зашифрованное послание, ключ от судьбы. Нужно только правильно его подобрать.

Фотограф: Ольга Шуть

Больше новостей и анонсов — на сайте душевная.москва

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей