Написать в блог
О сексе с двухлетними девочками

О сексе с двухлетними девочками

Со скольки лет готовить ребёнка ко встрече с бородатым историком?
Время чтения: 4 мин

О сексе с двухлетними девочками

Со скольки лет готовить ребёнка ко встрече с бородатым историком?
Время чтения: 4 мин

Звучит страшновато, правда? Хотя речь пойдёт не о процессе. Вам ведь не хочется думать о потенциальном насилии и связанных с этим травмах, когда дочь с трудом говорит и только-только познаёт мир? Но думать надо сейчас, чтобы к 16 годам, когда в жизни ребёнка случится бородатый историк Борис, вы были готовы.

Я внимательно прочитал нашумевший пост Екатерины Кронгауз и большинство последовавших за ним аналитических изысканий на тему похотливых учителей, коварной системы образования, не в меру развитых школьниц и так далее. Я не учитель, не журналист, не аналитик, но отец двухлетней дочери. И я склонен во всех проблемах моих детей винить в первую очередь себя, а не систему или самих девочек.

На эту запись меня вдохновила Залина Маршенкулова, которая в собственной резкой манере пишет, что полярные демонизация учителя и идеализация жертв контрпродуктивны. Я процитирую, а потом продолжу.

  • Мне не нравится только одно — что опять из девок делают безвольных кукол, будто сами они все ждали, что он на них женится, а не просто по**аться. В 15-16 лет они при его живой жене в этой же школе ждали любви! Ну конечно. Так же как ждали любви все те, кто поехал пить водку в квартиру с семью мужиками.
  • Ну как он так их всех обманывал, когда у него жена в этой же школе? Может он им честно говорил «по**емся после физики?», а они «ок»?
  • Мне тоже было 15 и мне мама говорила, что от меня нужно дядям. Я дядям говорила «отвали!». А эти-то что? Богатые телки? Такие трусливые? Знавала я телок из школы для богатых — так вот они сами могли кого хочешь изнасиловать и вертели всех на **ю, не верю я в их «робость».
  • Мы как будто церковно-приходскую школу обсуждаем, где изначально девок учат помалкивать и отдаваться воле мужика. Ладно, спишем все на мою классовую ненависть. Я просто из школы для нищебродов, мне этих «возвышенных» историй любви не понять. В школе для нищебродов все знают, что если тебя дяденька зовет к себе в гости читать Бодлера — надо бежать со всех ног и не оглядываться. Я в 14 отбила от домогателя подругу, он ее гладил, она растерялась, а я сказала — в тюрьму хочешь, с**а? Так должна себя вести каждая. Это очевидная психология. Такие м**аки всегда пристают к робким девушкам, зная, что те растеряются. Если вы робкая — сидите дома.

Может показаться, что Залина винит самих школьниц или требует с каждой чёрный пояс по карате. Но главные здесь всего три слова — «мне», «мама» и «говорила». А в условиях задачи по московской школе, с моей провинциальной колокольни, главное слово всего одно — «элитная». И в этой элитности кроется объём делегирования полномочий. Мама «неэлитной» девочки с самых первых лет боится, что её дитя попадёт в плохие руки, плохую компанию и так далее. Такая мама школу не выбирает, но чаще помогает делать уроки, а в идеале обсуждает первые месячные и помогает осознать первые влюблённости.

Обратно, родители, выбирающие школу по принципу элитарности, осознанно или не очень надеются, что школа решит как можно больше вопросов. Делегируют школе не только образование, но и нравственное воспитание, решение психологических проблем, вот это всё. Более того, таких детей отдают на outsource ещё раньше, с первых месяцев жизни у золотой молодёжи появляется не менее золотая няня. Лучшая, сертифицированная, с рекомендациями. Но не мама. Неблагополучная семья это ведь не та, где есть нечего, а та, где говорить не о чем.

И теперь, не оправдывая преступника-учителя и всю систему, я хочу задать вопрос. А родители «осквернённых» историком школьниц вообще общались с дочерьми? В 8, 10, 12, 14 лет рассказывали о том кому «писю» нельзя показывать и как вообще вести себя при харассменте? Я почему-то искренне верю, что нет, ибо отношения с родителями у оплаченных детей чаще такие же «товарные», но никак не доверительные. Нет, не «школьница спровоцировала», а родители! Своим пофигизмом, невниманием, безволием, ханжеством, трусостью и, конечно, надеждами на хорошую школу.

Основы полового воспитания закладываются не в 9 классе, когда уже, простите, кровоточащие девицы впервые смущённо хихикают с картинок в свежем учебнике биологии. Моя дочь с двух лет знает что нельзя показывать кому-попало. Вот знает и всё. С возраста возникновения интереса к собственному телу! И каждый год-два, в шутливой или игровой манере нужно обсуждать эти вещи, нести понимание ответственности за тело и душу, входить в доверие. С каждым годом и с каждым поводом чуть усложняя, добавляя подробностей и нюансов, сперва гигиенических, позже — психологических.

Первичные и вторичные половые признаки, грудь, ягодицы — это части тела в отношении которых не должно быть табу на обсуждение в семье. Наша культура обязывает их скрывать, но обсуждать нет. До возраста полового созревания для ребёнка не должно быть ничего более интимного, чем семья. Добейтесь того, чтобы общественно стыдное и условно запретное перестало быть таковым в семье. Для этого не нужно ходить по дому голышом и совокупляться в детской комнате перед детьми. Просто общайтесь с детьми обо всём и всегда и тогда ваша дочь не будет петь «О, мама, если б ты знала о ком я молчу, но тебе говорить, мама, просто не хочу».

Последствия безответственного родительства могут быть самыми плачевными. Рано осознавшие свою независимость (читай «ненужность») девочки доказывают взрослость как умеют. В основном назло детству и вопреки родителям, а не ради себя и для безопасности. Подкреплённый игрой гормонов и финансовой независимостью, этот период может сильно поломать женскую психику. Хорошо если такая девочка годам к 30 и только в Фейсбуке прокричит #яНеБоюсьСказать и скинет этот груз. Ведь маме сказать боялась, папе сказать боялась.

Возвращаясь к заголовку записи и обобщая сказанное, я хочу сказать: о сексе с двухлетними девочками говорить нужно. В игре в ванной, на уровне простых вопросов типа «Писю помыла? Да! Чистая? Да! А кому писю можно показывать? Маме и папе!». Непринуждённо, не зацикливаясь, продолжая бросаться пеной или гонять кораблики. Через год к этому простому диалогу добавиться вопрос: «А если кто-то захочет твою попу потрогать, расскажешь папе?» И вот тогда это «Да!» докажет, что вы на верном пути. Главное не паникуйте, не бойтесь плохого, вы же как-то выросли. И теперь растите сильных, уверенных в себе людей и тогда, что бы ни случилось, вы вместе это одолеете.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей