Делать, что должно. | Мел
Делать, что должно.

Делать, что должно.

Время чтения: 5 мин

Делать, что должно.

Время чтения: 5 мин

Меня часто спрашивают: «Каковы результаты работы „Мяты“? Как изменилась жизнь ребят после участия в ваших проектах?» Я всегда чувствую себя несколько неловко в таких ситуациях. Мне кажется, судя по всему, ошибочно, что от меня хотят услышать что-то колоссальное, а для этого по законам жанра должна произойти смена кадра…

И вот, подобно персонажам святочных рассказов, мы оказываемся в небольшой гостиной, где пламя свечей и потрескивающие в камине поленья создают атмосферу уюта, сдабриваемую гулом метели за окном и едва уловимым ароматом можжевельника. Одетый в теплый шерстяной свитер, я сижу в удобном кресле-качалке и, заговорщически подмигивая собравшимся вокруг гостям и детворе, открываю тяжелый альбом в кожаном переплете:

«Вот, это Олег! Помните, как команда Илона Маска запустила в космос Теслу в своей новой сверхтяжелой ракете-носителе? Олег писал программу для возвращения первых ступеней разгонного блока на плавучие платформы. А ведь до знакомства с нашими волонтерами он и имени своего написать не мог. А вот Леша! Сейчас ему 22 и он самый молодой художник, чьи работы выставляются в Эрарте. В сентябре его пригласили для оформления декораций новой постановки Серебренникова. А ведь несколько лет назад он мог похвастать выставками разве что слова из трех букв в черно белой цветовой гамме в декорациях дворов Кировского района. О! А это наша любимица, Катя! Сейчас она популярная исполнительница на Youtube KatetheGreat. Уверен вы ее слышали по радио. На прошлой неделе она получила золотую кнопку за миллионного подписчика. А ведь мы когда-то по всем друзьям искали ей гитару; она так мечтала записаться на кружок…»

Конечно я был бы счастлив рассказывать такие истории. Но жизнь куда более прозаична, и работу мы ведем не ради Золотого мяча или пальмовой ветви. Деятельность волонтеров «Мяты» не происходит по сценарию типичного рекламного ролика:

«Возьмем ребенка, с которым работали обычные волонтеры и ребенка с которым работали волонтёры „Мяты“! Сравните судьбу (настроение, жизнь, эмоциональное состояние — нужное подчеркнуть) ребенка до применение чудесной, непревзойденной, не имеющей аналогов в мире формулы „Мяты“ и Вы увидите разницу невооруженным глазом!»

Мы не ярмарочные торговцы волшебными порошками и зельями, сулящие исцеление от большинства недугов физических и душевных уже после первого приема. Наша работа это планомерное выстраивание доверительных отношений с ребенком, который лишен нормального, простого, искреннего общения, помощь в реализации себя, поиске и нахождении того, что важно и значимо для него.

Ведь ребенок в детском доме — это практически всегда объект (объект, как противоположность субъекту, актору, активному участнику) жизненных событий происходящих даже не вокруг него, а как будто где-то сбоку.

Волею судеб и по решению высоких государственных инстанций ему присвоено звание лица, находящегося в трудной жизненной ситуации и теперь вся мощь государственной машины будет направлена на помощь в преодолении трудностей. Государственные структуры реально делают очень много для детей, оставшихся без попечения родителей. Но дети в итоге становятся жертвами такой гиперопеки. А после переживают что-то вроде стокгольмского синдрома по отношению к иждивенческой позиции «мне все должны!», в заложниках у которой оказываются, переступая порог казенного учреждения.

Стремясь уберечь ребенка от любого негативного воздействия окружающего мира, государство помещает его в скорлупу регламентов, положений, приказов и постановлений всеведущего правительства. Однако, на поверку оказывается, что эта скорлупа остается непробиваемой только для деда «Здравого смысла» и бабки «Логики», и совсем хрупкой для маленькой мышки «Реальной жизни», с которой ребенку предстоит столкнуться по достижении совершеннолетия, когда он должен вдруг стать самостоятельным гражданином и достойным членом общества, лишившись защитной оболочки мыльного пузыря заботы, надутого вокруг него государством из соображений безопасности. Выпустив из своих заботливых цепких объятий, государство говорит: «Мы сделали все, что могли (кормили, одевали, сопровождали в школу, организовывали досуг, отдых, покупали, приобретали, снабжали, лишали инициативы, выбора, возможности на ошибку, лечили, ухаживали, оберегали, выбирали за тебя то, что для тебя лучше, принимали за тебя решения о том, что полезней и правильнее), теперь давай сам!» К сожалению, адрес учреждения, где выдают инструкцию по эксплуатации самостоятельной жизни ребенку сообщить забывают. И вот он остается один на один с миллионом вопросов, ответы на которые были заперты в сейфе заботы о его благополучии.

Существует расхожее мнение, что дети из детских домов видели овощи только в нарезанном виде. Конечно, это всего лишь фигура речи (в одном и наших подшефных учреждений, например, есть теплицы, где дети могут своими руками выращивать овощи и осваивать весь производственный цикл: от посадки саженцев, до приготовления салата), но, в целом, смысл, я думаю, понятен. Ребенок в детском доме зачастую лишен возможности разрешать элементарные бытовые вопросы, с которыми ему придется столкнуться в самостоятельной жизни: будь то приготовление пищи (все готовят на кухне повара), проезд в общественном транспорте (детей в сопровождении воспитателей возит до пункта назначения автобус), или выбор размера (фасона, цвета, стиля) одежды (выдают в учреждении). Однажды я провёл для нескольких ребят тест на умение ориентироваться в кулинарии и пространстве супермаркетов. Сначала мы с горем пополам написали список ингредиентов для нескольких блюд, а потом пошли искать продукты по этим спискам в ближайшем магазине (отмечу что бешбармака, йоркширского пудинга и кесадильи в наших списках не было). В общем, зависли мы в магазине на полчаса в поисках картофеля, фарша и лаврового-будь-он-неладен-листа. А ребятам по 15 лет… Стоит признаться, что я и сам кулинарными талантами в 15 лет не блистал, да и сейчас от лавров Salt Bae я далек также, как робот Алеша от произведений робототехники Boston Dynamics. Что и говорить, я жарить картофель относительно сносно научился пару лет назад (мне, к слову, скоро 34 (смех в зале). Однако, в этом возрасте, я вполне мог приготовить себе еды, если родителей не было дома: дежурные макароны с сосиской, яичницу с помидорами или несносный, но вполне удобоваримый жареный картофель. И вот с таким багажом знаний, а точнее налегке, ребята и оказываются отрезанными от пуповины суррогатной «alma mater», чтобы перейти от эрзац-детства к реальной взрослой жизни со всеми ее сложностями.

Именно поэтому мы говорим волонтерам, что важно не только водить ребят на кружки и секции, которые, возможно, станут их первым шагом, по дороге в тысячу Ли к успеху, признанию и самореализации. Важно, чтобы в процессе ребята учились пользоваться общественным транспортом (никто же не запрещал преодолевать часть тернистого пути на метро), покупать продукты в супермаркете (полезный навык, учитывая, что по дороге к светлому будущему кормить никто не обещал), да и просто общаться с разными людьми (волонтер тоже человек и ничто человеческое ему не чуждо), учиться уважать и прислушиваться к чужому мнению, строить диалог с человеком, искренне готовым помочь и показать что «трудно» не значит «безвыходно». Вот такие незатейливые цели мы и преследуем. Наш главный успех — это каждый самостоятельный шаг ребенка навстречу взрослой жизни: от покупок в магазине, до подготовки к контрольной, от выбора сеанса в кино, до признания трудностей и просьбы помочь.

Дорогу осилит идущий и мы готовы составить ребенку компанию на этом пути. Конечно о таких высоких достижениях не напишут в таблоидах, не снимут сюжет на Первом и фото неизвестного волонтера на обложку Time не поместят (там по-прежнему будут сказочные колоссы поднимающие страны с колен и делающие их снова великими). Но волонтерство — это не про медали и почести. Волонтерство — это делать, что должно!

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей