Танец в темноте: история незрячей девушки и ее сына из Центра Дианы Гурцкая
Блоги12.09.2022

Танец в темноте: история незрячей девушки и ее сына из Центра Дианы Гурцкая

Для Вани и Елены Морозовых знакомство с Центром социальной интеграции Дианы Гурцкая началось с проекта Екатерины Зайцевой «Танцы в темноте». У молодого человека расстройство аутистического спектра, мама стала тотально незрячей к 35 годам. Он не может говорить, она не может видеть, но это совершенно не мешает им оставаться на одной волне и получать от жизни удовольствие.

Рождение Вани и постановка его диагноза совпали с полной потерей зрения у Елены. Принятие и перестройка привычного ритма жизни на новый лад дались Елене непросто.

«Помню, как непросто было принять Ванин диагноз, со своим я научилась жить давно. Стало легче, когда я разобралась сама с собой. Ровно в тот момент, когда ты научишься говорить спасибо близким людям за то, что они делают и просто находятся рядом, происходят долгожданные перемены», — делится Елена.

Любовь к танцам у Елены зародилась в школе, когда она еще видела и посещала занятия в совершенно обычной хореографической студии. Как и у любого творческого коллектива, были и выступления на сцене, и гастроли. Потом девушка училась в медицинском, вышла замуж, занялась воспитанием детей, а танцы постепенно сошли на нет. Когда она потеряла зрение, вопрос о занятиях танцами даже не приходил ей в голову.

«Мне тогда двигаться было страшно — не то, что танцевать. Внутренний страх был даже от быстрой ходьбы: вот сейчас ты можешь во что-то врезаться, провалиться, споткнуться, удариться. Но в один из дней мне позвонила близкая подруга и сказала: „Так, у тебя должно быть хобби! Будешь танцевать!“. Наш диалог тогда не восприняла всерьез — посмеялись, пошутили и ладно. А она через неделю перезванивает и говорит, что нашла студию танцев. Так я оказалась на занятиях у Кати Зайцевой. Там были ребята с разными особенностями здоровья, поэтому мое появление не было для кого-то неожиданностью», — вспоминает Елена.

Полтора часа занятий в полной темноте на задней линии танцкласса, просто для себя, ради удовольствия перевернули жизнь Елены с ног на голову.

«Помню, после первого занятия была жуткая физическая усталость, но я почувствовала себя так легко психологически, что решила прийти еще раз. Постепенно втянулась и стала ходить постоянно. Занятия танцами стали для меня отдушиной — научилась выделять на себя время, немного откладывать какие-то дела в сторону», — рассказывает Елена.

Студия «Танцы в темноте» много путешествовала по разным локациям Москвы — занимались в арендованных залах, постоянного меняли места для репетиций.

«Очень долго искали место для репетиций, а после прихода в Центр социальной интеграции Дианы Гурцкая появилась стабильность. Мы понимаем, что здесь нас поддерживают и любят. Есть место для занятий и постоянные площадки для показов своих перформансов. Здесь мы приняты. Нравится, что все в центре работают с душой, всегда по-доброму относятся: администраторы, специалисты, руководство», — говорит Елена.

Сейчас в центре женщина продолжает заниматься танцами в студии Кати, а Ваня ходит на вечерние программы реабилитации. Они проходят три дня в неделю: есть рисование, танцы, театр, работа с дефектологами, психологами, логопедами. Иван — не говорит совсем, но занятия в группе помогают юноше включаться в процесс коммуникации — он наблюдает, старается повторить какие-то жесты.

«Ваня не любит гулять просто так — ему нужна цель. Просто отправиться в парк на прогулку для него непонятно, а вот если мы собрались куда-то, поехали, сделали дела и вернулись домой — это понятно. Он выходит из дома только по делам», — объясняет Елена. Поэтому занятия в Центре социальной интеграции для каждого из Морозовых — это не только практическая польза, но и поездка, и прогулка, и общение.

«В центр всегда идем с огромной радостью. Пока я занимаюсь танцами, Ваня ходит на реабилитационную программу. Польза от занятий налицо: за последние годы он стал внимательнее, может понимать невербальные сигналы. Он и дома становится осмысленнее. Стало проще общаться. Теперь часто говорю, не задумываясь о том, поймет или нет, не стараюсь специально подобрать слова, и он всегда понимает. Из-за своих ментальных особенностей Ваня испытывает стресс при различных тактильных контактах. Не знаю как, даже для меня это загадка, но в какой-то момент, годам к 16, он как-то осознал, что я не вижу. И стал сам держать за руку на улице и вести меня», — заключает Елена.

Для семьи Морозовых занятия в Центре Дианы Гурцкая — это еще и возможность обрести немного личного пространства. Елена и Иван приезжают в Центр вместе, а дальше у каждого своя специальная программа, не связанная друг с другом. Здесь у каждого свой круг общения. Для Вани и Елены это особенно важно, потому что вне стен учреждения они почти всегда все делают вместе. Благодаря центру в их жизни появляются самостоятельность и независимость друг от друга, что в конечном итоге только укрепляет теплые семейные отношения.

Справка

В Центре социальной интеграции Дианы Гурцкая Департамента труда и социальной защиты населения Москвы занимаются дети и молодые москвичи в возрасте от 5 до 35 лет с разными формами инвалидности. Чтобы получать услуги центра, необходимо обратиться в территориальный центр соцосблуживания по месту регистрации или в учреждение напрямую.

Читайте также
Комментариев пока нет