Проблемы подростков из неблагополучных семей | Мел
Проблемы подростков из неблагополучных семей

Проблемы подростков из неблагополучных семей

Время чтения: 3 мин

Проблемы подростков из неблагополучных семей

Время чтения: 3 мин

Пока я пишу эти строки, слушая музыку для релаксации, под мирное сопение моей спящей собаки, в мире происходит много такого, о чем даже сложно представить.

Я не хочу сказать, что мир плох или хорош. В мире много радости и счастья, и много бед и горя.

Психолог Анна Погребняк
Психолог Анна Погребняк 

Размышления вернули меня к одному воспоминанию. Я хотела бы поделиться им с вами.

В мой кабинет зашла девушка-подросток. Воспитанная, вежливая, интеллигентного вида. Выглядела она ухоженно, аккуратно.

Жестом я пригласила ее присесть.

— У меня проблемы с едой. Булимия.

— Диагностированная?

— Нет.

— Как это проявляется?

— Я переедаю, и потом хочу избавиться от съеденного.

— Вы были ранее у психолога, врача или психиатра?

— Была у психолога. Она отправила меня к психиатру. Он диагноз не ставил.

— Хорошо. Когда начались проблемы с едой? — спросила я сидящую передо мной стройную девушку.

— Думаю, что 5 лет назад. — ответила она и изящно поправила очки на переносице.

— Что тогда происходило в вашей жизни?

Она на минуту задумалась:

— Много всего. Я переехала от отца к матери. Оставила друзей. Перешла в другую школу.

— Понятно

— Знаете, мне бывает настолько плохо, что я наношу себе самоповреждения…

Я внимательно посмотрела на эту юную, красивую девушку. Все в ней было так хорошо. Правильные черты лица, густые длинные волосы, умный взгляд, осанка, хорошие манеры. Одета она была в чёрное платье, чёрные колготки, и кардиган.

— Позвольте мне посмотреть на ваши руки. — медленно и спокойно сказала я ей. Она нервно засмеялась. Её смутила эта неожиданная просьба.

— Я не хочу — нервно, с улыбкой сказала она, но через мгновение неуверенно стала закатывать рукав кардигана.

Повисло молчание. На оголенной руке не было живого места. Красные мелкие полосы порезов тянулись от запястья и до сгиба локтя.

— И вторую. — так же спокойно попросила я.

Вторая рука была такой же. Бесчисленные ярко-красные свежие порезы смешивались с зажившими.

— Покажи мне ноги, пожалуйста.

Девушка слегка притянула к себе подол платья, и сквозь чёрные колготки моему взгляду предстали бедра, испещрённые многочисленными порезами. Среди них виднелись также большие, оскорбительные надписи.

Кто бы мог подумать. При внешней красоте и видимом благополучии, стоит слегка закатать рукав или на пару сантиметров поднять подол юбки, чтобы столкнуться с жестокой реальностью.

— Я ненавижу себя. — спокойно и пугающе равнодушно сказала мне девушка.

За окном шёл снег. Мягко и плавно белые хлопья падали на землю.

Когда-то очень давно я поняла важную вещь: в мире нет справедливости. Нет ничего того, о чем пишут детям в сказках. Есть то, что есть. И с этим можно смириться, или бороться. Осознавали бы дети, подростки, да и взрослые, что ненавидеть себя непродуктивно. Винить и стыдить себя тоже. Навязанное кем-то представление о том, как все должно быть, не может породить чего-то продуктивного. Навязанное порождает только неадаптивную в этом мире ненависть к себе, вину, и стыд. Это мешает жить.

Нет, это не даёт жить!

Многие люди не виноваты в том, что их без спроса выбросили в этот мир, морально или физически изнасиловали, заставив при этом чувствовать самих себя за это виноватыми. Стыдиться себя.

Им не объяснили никаких правил, не дали инструментов выживания не только в этом мире, но и в собственном теле и голове, и при этом, навязали столько откровенной лжи.

Я посмотрела на девушку-подростка. Я знала, о чем я спрошу её дальше. И узнала все, что мне было нужно.

Родители алкоголики. Булимии нет. Насилие есть регулярно с самого детства. Самое разное насилие. Уровень тревоги зашкаливает настолько, что чтобы выжить, человек причиняет себе вред. Чтобы не испытывать всю эту боль, которая внутри.

Дальше следуют мучительные поиски вариантов, как выбраться оттуда, где человека методично уничтожают.

Следуют и реплики коллег о том, что все это психиатрия.

И мои реплики о том, что они не видели настоящей психиатрии.

Любая психиатрия начинается с чего-то.

Но если мы выяснили триггер и причину, мы должны устранить именно причину.

Мы должны убрать то, что уничтожает человека. День за днём. Всю жизнь.

Мы должны детально разбираться в ситуации.

Увидь психиатр то, что увидела я, и услышь он то же, что услышала я от этого ребёнка — нетрудно представить, где бы уже была девочка и что бы ей поставили.

Но действительно ли все так, как кажется?

Я много думала в тот день.

И я бы хотела сказать всем тем, кто читает мои строки и переживает или переживал когда-то что-то подобное.

Вы ни в чем не виноваты.

Возможно, вы не видите связи между тем, что с вами, и тем, что вас окружает. Кто вас окружает. И что вы пережили. Но связь есть.

И что бы не писал вам врач, что бы ни говорили другие или вы сами, вначале нужно уйти оттуда, где вам плохо.

Рвать реальность зубами, но найти возможность уйти. Сейчас или через год, но уйти.

Любое состояние и любую проблему можно исправить тогда, когда вам не угрожает опасность и когда вы не там, где вам физически и психологически плохо.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей