Написать в блог
Куда, Мещерский, ты сокрылся?

Куда, Мещерский, ты сокрылся?

Школьная филология
Время чтения: 6 мин

Куда, Мещерский, ты сокрылся?

Школьная филология
Время чтения: 6 мин

Куда, Мещерский, ты сокрылся?

Анализ первой строфы стихотворения Державина «На смерть князя Мещерского» и урок по нему.

Глагол времен! металла звон!

Твой страшный глас меня смущает;

Зовет меня, зовет твой стон,

Зовет — и к гробу приближает.

Едва увидел я сей свет,

Уже зубами смерть скрежещет,

Как молнией, косою блещет,

И дни мои, как злак, сечет.

I. Что здесь интересного

1-4 строки.

Сначала первые 4 строки кажутся внутренне избыточными: один и тот же звук называется четырьмя разными способами, 3 раза повторяется «зовет» с небольшими изменениями, дважды «меня», дважды «твой».

Фактически сказана простая вещь: человек слышит тиканье часов и оно пробуждает в нем страх смерти. Это общие слова, поэтому они ничего не значат, ибо всякий опыт жизни есть опыт личностный, который для своего выражения (и сбывания) нуждается в художественных конструкциях. Что же мы видим здесь?

Первые три строки обыгрывают одну и ту же ситуацию с разных сторон. Все они маскируют тиканье часов. Тиканье часов- это:

1. глагол времен

2. металла звон

3. страшный глас

4. стон

5. зов (скрыто через глагол «зовет»)

Возникает справедливый вопрос: зачем столько разных названий одному явлению? имеет ли значение, что их именно 4? имеет ли значение последовательность изменения от «глагола времен» до «стона»?

«Глагол времен». Берем словарь Даля, который мог и устареть за сто лет после Державина. «Глагол» имеет два основных значения:

а) слово, речь, язык

б) грам. часть речи, выражающая действие.

Оба значения нам замечательно подходят. Тиканье- это и язык, на котором говорит с нами время, это и мотор любого действия и изменения. Итак, первая метафора открывает нам говорящее время. Открытым остается вопрос о том, сам ли Державин выдумал эту метафору или это традиция. Тут моих знаний не хватает.

«Металла звон». В рамках строфы металл можно с натяжкой зарифмовать с косой (она из металла), но смысловой выгоды в этом я не нахожу. Звон металла вызывает ассоциации с звоном монет, но закрепления это связи в строфе тоже нет. Другой звон металла- это звук ударяющихся друг об друга мечей, который тесно связан со смертью, к тому же стрелка часов может напомнить оружие. Ср. у Гумилева:

Маятник, старательный и грубый,

Времени непризнанный жених,

Заговорщицам-секундам рубит

Головы хорошенькие их.

Ассоциация убедительная, но и она нуждается в подкреплении, иначе может быть случайной.

«Металла звон» может быть осознанным снижением с высоты «речи времени» до звука, который производит вещь, металлические части часов. «Металла звон» стоит в одной строке с «глаголом времен», оба они очевидно выделены интонационно и усиливаются восклицательными знаками. Если «звон» и снижение, то очень хорошо прикрытое. На звуковом уровне он звучит столь же торжественно, что и «глагол времен». Будет интересно обсудить с учениками.

«Страшный глас». Звук становится более человечным, а вместе с тем слышащий его начинает бояться. Страха перед «глаголом времен» и «звоном» не было. Они или философски-абстрактны, или предельно материальны. Голос- это уже обращение к человеку, и поэтому возникает страх. Любопытно, что «страшный глас» обрамляется словами «твой» и «меня», подчеркивая возникшую устремленность речи к лирическому субъекту.

«Стон». Это последнее (?) превращение глагола времен. Переход от «страшного гласа» до «стона» довольно резок. Устрашающий голос оборачивается стоном. Стон- это уже не угроза, стон может принадлежать больному. Парадокс! Больное время? Или кто там больной?

(В корпусе русского языка найдено около 40 вхождений слова «стон» в стихах Державина. А это тема для мини-исследования, которое можно предложить ученикам. Пусть они сопоставят все контексты слова «стон», может что и вылезет. Заодно научим пользоваться корпусом).

Может тиканье часов переходит во внутрь, в стук сердца. Это красиво, но слишком произвольно в границах первой строфы. Все, что неясно, отдаем ученикам. Иначе зачем преподавать?..

После «стона» обозначение звука исчезает, остается «зовет». Эту редукцию можно вполне считать еще одним превращением.

Прослеживается логика изменений: от абстрактно-философской речи до личного обращения страшного гласа и стона. Это переход служит спусковым механизмом всего стихотворения. Но сейчас не об этом.

Опыт осознания своей смертности— тема первых четырех строк. Она разворачивается в смене обозначения тиканья часов. Лирический субъект как бы пытается расслышать звук, он слышит, и тот ему кажется то одним, то другим. Во второй строке возникает личное обращение времени к лирическому субъекту. Оно обрамляется притяжательными местоимениями. В конце строки не стоит точка, поэт не дает сделать длинную паузу, он ведет дальше. Третья строка- осознание истинного смысла второй строки, медитация, вчувствование. «Зовет меня» — именно меня. «Зовет твой стон» — повтор «зовет» придает ему характер неотступной угрозы. Пауза между ними, с одной стороны, придает значительности местоимению «меня», с другой стороны, особенно усиливает повторенное «зовет». Местоимение «твой» стоит в слабой синтаксической позиции, оно скорее разгоняет строку перед последним словом, которое неожиданно всю свою энергию вливает в новое, довольно неожиданное превращение тиканья- «стон». «Стон» входит в противоречие с нарастающей угрозой, «страшным гласом» из предыдущей строки. В «стоне» не слышится ужаса. В третьей строке поэт вслушивается в стон.

Четвертая строка- итог и мужественное признание. До нее мы не понимаем, о чем говорит время, только догадываемся. Третье «зовет», оставшееся без подчиненных слов, обозначает момент, когда поэт вот-вот расслышит, что говорит ему время. После «зовет» следует пауза, самая длительная в строфе. Мы останавливаем дыхание, и пауза разрешается в последней фразе «и к гробу приближает». Это итог первых строк и пружина, которая запускает все дальнейшее движение стихотворения.

Интересно обсудить с учениками замену «гроба» на «смерть». Изменится ли что-нибудь? Мой ответ таков: гроб это физический предмет, глагол «приближать» — пространственный; то есть Державин подчеркивает, противопоставляя первой философско-абстрактной строке, реальное ощутимое движение к смерти как перемещение к гробу.

Вопросы ученикам:

· сколько пауз в строфе? какие из них более сильные или менее сильные? чем они обозначаются? что они выделяют? где они должны быть, а их нет?

· какую ситуацию описывает поэт? к кому он обращается? кто это «ты»?

· перечислите все слова, которыми поэт описывает звук. почему именно столько? имеет ли значение, как они меняются? какое?

· что в строфе повторяется? зачем? что меняется при повторении?

· что меняется от первой строки к четвертой?

· что изменится, если слово гроб изменить на смерть?

· что остается неясным?

4-8 СТРОКИ.

Расшифровка голоса времени толкает лирического героя к краткому разговору о себе. В 5 строке впервые встречаем местоимение «я». Все биографические подробности опущены. Мы читаем о жизни лирического субъекта только с высоты проблемы жизни и смерти. Инверсия, созвучие, начальное положение в строке выделяет словосочетание «едва увидел». Местоимение «я» теряется в строке, мы проскальзываем его, в движение к «сей свет», на значениях которого поэт играет. «Свет» — это и мир, жизнь как таковая (ср. «на этом свете», «увидеть белый свет» — путешествовать, пожить), и обозначение высшего общества (ср. «выйти в свет» — стать частью высшего общества). И в том, и в другом случае «увидеть свет» означает познакомиться с миром. Прямое значение слова «свет» («лучи света», не тьма) может рифмоваться лишь с молнией из 7 строки, но я не нахожу содержательного оправдания этой рифме (разве что лир. субъект видит свет, и светом (молнии) его поражает смерть). Однако явственна спайка звукового в тексте (все, что связано со смертью) и одного лишь зрительного. Не забудем, что это лишь первая строфа, а все неясные места могут найти в дальнейшем своих друзей и закрепиться в смысловой начинке стиха.

6 строка создает и закрепляет отчетливую звуковую окраску для образа смерти: «Уже зубами смерть скрежещет», которая продолжается в глаголах «блещет» и «сечет», заканчивающих строки и строфу.

Скрежет зубов явная отсылка к Евангельскому «там будет плачь и скрежет зубов». Также «зубы смерти» противопоставляются беззубому младенцу («едва увидел я сей свет») и беззубому старику, подчеркивая беззащитность, беззубость человека перед лицом смерти. Классический образ смерти с косой дополняется зубами, которые, с одной стороны, отсылают нас к евангельскому образу ада («там будет плачь и скрежет зубов»), с другой- взаимодействует с подспудным образом младенца («едва увидел я сей свет») и, вероятно, стариком. Незаметно возникает мотив беззащитности, беззубости человека перед лицом смерти.

Стоящее в начале строки инверсивное «как молнией» ведет интонацию вверх, взмывает как коса. Задерживается на словах «и дни мои, как злак» (благодаря двум паузам), превращая жизнь человека в урожай, и падает, отрубает на слове «сечет». Скрытое семантически, но грамматически явное противопоставление «дней» (мн. ч) и «злака» (ед.ч), соединяясь со сравнением косы с молнией, выражает легкость, с какой смерть сечет ВСЮ жизнь одним молниеносным ударом.

Чуткому к интонации слуху научить сложнее всего. Да и вообще не ясно, как это делать. Читаешь, читаешь и вдруг понимаешь, что в стихе есть что-то еще, что называется интонацией.

Вопросы для школьников:

· какой звуковой образ возникает в связи со смертью? в каких словах он продолжается? что общего у всех глаголов смерти? какой смысл это может иметь?

· Что мы узнаем о смерти? Почему важны зубы? что Державин добавляет к классическому образу смерти с косой?

· Сколько времен употреблено в строфе? какой смысл это может иметь?

· Какие ударные гласные наиболее употребимы? можно ли их связать со смыслом сказанного? Проследите по строчкам ударные гласные? Есть ли в это какая-то закономерность?

· какие ассоциации у вас возникают при чтении?

· что остается неясным?

II. УРОК.

Конечно, урок рассчитан на старшие классы, причем на мотивированных детей. Тем не менее, я старался построить урок таким образом, чтобы детям, равнодушным к литературе, тоже было интересно копаться в тексте. Мне было любопытно сделать интересный урок из столь непростого текста. План урока дан в самом общем виде.

Цель:

1. Ученики могут рассказать о формально- содержательном единстве строфы из стихотворения Державина «На смерть князя Мещерского».

Задачи:

1. Ученики обосновали смысл композиции строфы.

2. Ученики рассказали про синтаксические, семантические, пунктуационные особенности, делающие строфу целостной.

3. Ученики смогли наладить работу в команде, достигнув максимальной отдачи каждого ее участника.

4. Ученики нашли неясные моменты в тексте и задали к ним вопросы.

Берите, предлагайте, критикуйте, поправляйте.

Vale!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей