Великий уход: где театры делают факапы
Блоги21.12.2021

Великий уход: где театры делают факапы

«Современный зритель не ходит в театры, он стал настолько требовательным, что для удержания нам надо делать постановки по десять минут и забирать телефоны», — говорят режиссеры в интервью медиа.

Театр постепенно входит в русло бизнеса, который учится на опыте клиентов. Только параметры театрального CustDev — это время концентрации, приемы захвата внимания и вариант подачи. Анастасия Удальцова поделилась шестью советами, которые помогут театру лучше понять современного слушателя.

На основе постановки Драматического театра на Васильевском острове «Охота жить» В. Шукшина


Как делать?

1. Говорить заранее

Театр постмодернизма — это театр на любителя. Одни считают это откровенным издевательством (над зрителем или постановкой?), другие — восхищаются, потому что это модно. Третьи откровенно пытаются вникнуть в новые способы интерпретации проблем.

Однако как и любой вид искусства, театр находит своего зрителя. Такая публика может складываться годами, и как у Людмилы Петрушевской, все же образовывать «Свой круг» преданных зрителей с блеском и полным осознанием в глазах.


Другое же происходит, когда в театр приходит барашек.


В страхе он мечется по сюжетным линиям, пытаясь разобраться, что здесь и как. Его пугают недвижимые деревянные декорации, странные реплики и цитаты, которых у Шукшина не было. Да, барашек еще маленький, но это не его вина.

Вина — на том, кто не рассказал барашку, на что обращать внимание и как в этом театре привыкли играть актеры.

2. Объяснять

Современная постановка — не просто переложение сюжета на актерскую игру. Это видение современного человека, его новых проблем и историй. И чтобы зрителю «приспособить» свой глаз, ему надо понимать, какую «линзу» выбирать, на что смотреть и к чему не придираться.

Барашек в нашей истории просто уйдет, и так и не поймет, в чем же была «соль» произведения. Возможно, он не будет читать Шукшина.

Но давайте сделаем по-другому: расскажем Барашку, кто такой Василий Шукшин, почему его язык так приятен, а рассказы погружают в детство — когда мама читала книги, а ты быстро успевал перескакивать в них из кровати — это и есть магия Шукшина. Это — его Вселенная.

И наш барашек вдруг оживится, и придет в театр — искать «свое» в шукшинских рассказах и отрывках, и находить родное и удивительное уже в реальном мире. Просто рассказывать ему об этом теперь будет не только мама.

3. Вести

Режиссер — не бездумный создатель. Его задача — провести зрителя в свое сознание, и объяснить, почему, к примеру, он заменил «дебила» на «идиота», а декорации оставил нетронутыми.

Барашек, знакомый с Шукшиным, на спектакле выглядел растерянным: он ничего не понимал. Рассказы, которые он уже успел увидеть, давно перемешались, и он лишь изредка понимал, о чем речь. Ему хотелось уйти.

Актер, режиссер! Веди маленького барашка внутрь истории, увлеки его. Ведь не надо думать только о себе. Играешь ты, может, и хорошо, но юный барашек это не поймет.

4. Думать о типе зрителя

«Нового» зрителя можно сколь угодно называть испорченным и привередливым, но он остается зрителем, и пока что твоим.

Задача режиссера при создании картины — думать о «ниточках», которые скрепляют постановку, продумывать каждую деталь.

К примеру, есть UI/UX-дизайнеры. И они тоже думают о людях. О том, на что им интересно будет нажать, а когда игра все же утомит их, и они выйдут.


Театр — тоже что-то вроде мини-игры


В нем играют актеры, и проживает маленькую жизнь человек, пришедший с улицы в пальто. Он — тоже участник. Терпеливый, с проблемами на работе, или просто студент.

Но о каждом из них надо думать, потому что театр — это открытый организм, и каждый приходит в него, чтобы напитать энергией все его органы, дать ему новое понимание жизни.

5. Давать отдых

Один из важных показателей признания зрителя — его ожидание. Зритель ждет актерский кульбит, динамику чувств и настроений картины. Но когда это все смешивается в пятичасовое «мам, а о чем спектакль», когда сюжет превращается в кашу из более пятидесяти рассказов и историй — нужен отдых.


И вот звучит спасительный звонок, и гости валят вон. Стоят у столиков с вином, горят огнем. А кто-то прячется за шкаф, а кто-то — там, за дверью. А кто-то вовсе с кофейком. Зачем мы здесь? Поверь мне, отдых нужен, и нужен грамотный сюжет.


Примерно такие полустихотворные мысли роились в головах каждого зрителя. И если кто-то тактично старался дремать потише, кто-то откровенно скучал и не нашел ничего лучше, как уйти. Вот одна дама с ребенком быстро пробежали мимо нашего ряда. А вот и пожилой мужчина проявил, кажется, почти невероятную прыть.

Конечно, дело не только в единственном за все пять часов антракте. Дело в спектакле.

6. Вознаграждать

Зритель, как капризный ребенок. Его будоражит активность и неожиданность, и расстраивает, когда про него забывают.

Так произошло и с «Охотой жить» — забыв о существовании «гостей» в зрительном зале, актеры полностью увлеклись игрой — рассказывали только им понятные истории, развлекались прыганьем по декорациям и пением. Один момент: зритель ничего не понимал и потихоньку засыпал.

Что же делать? Философский вопрос Чернышевского легко находит ответ здесь. Следовать советам и жить для жизни — той новой, в сереньком пальто, что неловко, как барашек, заходит и садится в зрительское кресло. Чтобы вырасти и заново родиться с актерами на сцене.

Любите современного зрителя, давайте ему больше простора, смотрите в его горящие глаза — испытайте радость от того, что это сделали вы. И идите дальше. К зрителю.

Читайте также
Комментариев пока нет