Написать в блог
Послеродовая депрессия и социальная помощь, ч 1

Послеродовая депрессия и социальная помощь, ч 1

1 из 10 мам, говорит статистика, получает послеродовую депрессию
Время чтения: 5 мин

Послеродовая депрессия и социальная помощь, ч 1

1 из 10 мам, говорит статистика, получает послеродовую депрессию
Время чтения: 5 мин

Через 8 недель после родов медсестра, ведущая сына, дала мне заполнить анкетку с вопросами типа как я ощущаю себя в роли матери, нравится ли, в порядке ли аппетит, сон, и нет ли странных мыслей. Самое умное, что я сделала когда-либо, был честно ответить, что нет, не нравится, материнство — тухляк и глобальный обман типа гербалайфа или МММ, и это моя жизнь на ближайшие 18 лет?! Да, аппетит плохой, все любимые продукты на вкус не те, регулярно хожу на мост (есть у нас такой, Götaälvbron), борюсь с желанием сигануть и ребенка с собой прихватить, он все время такой несчастный, не улыбается, что ни делаю (массаж, песни-пляски-ванна) орет, в какой мир я его привела, если вокруг сирийские эмигранты, эболы и обездоленные? Я недавно чистила телефон и разные переписки, о том, что у меня депрессия, я говорила в открытую всем! Сначала со смайликами, потом без. Потом я почти орала, чтоб хоть добрым словом или советом, а еще лучше чтобы приехали и побыли рядом, помогли убить эти бесконечные дни. Самым безучастным, то есть не комментировшим никак, был… Майк, человек, который первым должен был заметить, что его подруга, мотор в попе, обожающая вкусную еду, хороший фильм, громкий смех, сама на себя не похожа. От разговоров о депрессии он отмахивался, дескать, это придумка богатых жен, у которых ноготь сломался и все, давай звонить психоаналитику.

Медсестра про суицидальные мысли прочитала и посерьезнела. Во-первых, сказала, ты не одна, каждая десятая получает эту болезнь, и объективных причин, кому депрессия достанется, нет. Во-вторых, у маленьких самый видимый показатель — прибавка веса. Если что-то не так — ребенок просто не растет, а Юке поправлялся и рос фантастическими темпами. В-третьих, у нас есть специальный сотрудник (по-шведски соционом, соц.работник) в поликлинике, давай-ка на прием запишу. Так я попала под шведскую социальную опеку.

Майк был искренне удивлен, разъярен, шокирован, что у меня, оказывается, и правда что-то не в порядке. Но вместо поддержки я получила жалобы, зачем я вовлекла соц. службы, вот заберут они ребенка у нас, а также при любом споре мне припоминалось, что я психическая, мне пора в дурку, вот и врачи подтвердили, что дерпессивная.

Анна, соционом, оказалась приятной женщиной с крохотным кабинетом, в котором был огромный запас одноразовых платочков. Послушала Анна про наше житье и сказала, что у любого здорового человека развилась бы депрессия, если бы тот выслушивал по часу в скайпе ежедневно гадости про себя. А также сказала, что как раз недалеко от нас есть открытый сад (о нем ниже) для самых крохотных, Анна его курирует, поэтому очень рекомендует прийти. Пунктом первым в плане выздоровления было… попросить у маман два выходных, то есть два дня без часа лекций, какая я хреновая мать и что я делаю с ребенком.

Про открытые сады: это дословный перевод со шведского, русские подружки упорно зовут их центрами раннего развития, так что буду называть их центры. Итак, они огранизуются или социальными службами, или церковью. Представляют собой помещение типа крохотного детского сада, наш был расположен на первом этаже жилого дома. При входе — навес, чтоб парковать коляски, внутри раздевалка, далее — большая комната с массой разнообразных игрушек на возраст с нуля до 6 лет, далее кухня и туалетная комната с двумя оборудованными (даже мобиль над каждым не забыли) пеленальными столиками. Почему до шести? Цель таких центров — дать возможность матерям повод выйти из дома. Я уже писала, что идея прогулок прекрасна, но если на улице шторм или если ребенок на морозе обкакается и надо менять?

Эти центры имеют график, когда в определенный день приходят на 2-4 часа мамы с детьми определенной возрастной группы. Мы, например, пошли в ту, где детки с 0 до 6 мес, в тот же центр, но в другой день, можно прийти с детьми 6 мес-2 года и т. д. Если учесть, что в каждом районе таких мест несколько и их расписание разнится, то можно ходить в несколько на неделе, например, в понедельник в один, в среду в другой. а в пятинцу- в третий. Идея разбивки по возрастам в том, что шестилетки носятся так, что собъют с ног годовасика, да и мамам детей примерно одного возраста есть о чем поговорить. Записываться заданее не надо, поэтому и называются открытыми, когда захотел — пришел. Центры бесплатные. В тех, что от соц. службы, обязательно присутсвует соционом плюс один постоянный сотрудник. Думаю, что задача соционома- выявить мам с депрессией, а также тех, кто жестоко обращается с детьми.

Итак, пришли мы с Юке в этот центр, никого кроме Анны не знаем. Там — 4 мамочки с детками ближе к шести месяцам, уже играющими, ползающими, интересующимися всем на свете. На полу в центре — ковер, куда мамы высадили своих крох, сами сидят рядом и общаются, понятно, что они таким составом сюда ходят давно. Мы с моим крохотным овощинкой сели на диван, сын присосался, я просто была рада покормить ребенка не на опостылившем диване, а в месте, полном света, цвета, голосов, где никто косо не посмотрит на кормящую (в отличие, например, от торгового центра). Постепенно до меня дошло, что я тоже могу своего Юке выкладывать на ковер, а самой сидеть рядом. В отличе от дома, тут было так много всего вокруг, что ребенок меня конечно контролировал, но не слишком. Помню день, когда я под присмотром работника оставила сына, а сама отошла на 30 секунд в туалет. Земля не остановилась :)

Через час-полтора мамочки перемещались за стол, стоявший в углу игровой комнаты, из кухни брали кофе и печенье (прейскурант и под ним копилка, чтоб деньги класть туда, доверие), те, у кого детки уже сидели, брали крох за стол в икеевские стульчики, мой Юке восседал в ногах в бейбиситере :)

После кофе наступало время песенной паузы: всем шведам известные с детсва короткие песенки, которые поются, сидя в кругу. Рядом сидела соционом Анна, вместо ребенка (во время некоторых песенок предполагалось что-нибудь делать с дитем, типа сгибать ручки, показывать, где носик, щекотать) она держала какую-нибудь игрушку и с огромным воодушивлением распевала. На второй раз я заметила на своем флегматичном сыне, что ему нравятся манипуляции с его ручками-ножками в компании карапузов! А еще к концу этих двух часов, которых, кстати, вполне достаточно деткам такого возраста, больше они просто не выдерживают, мой малыш был таким уставшим, что одевала я уже орущего зверя, который при первом глотке свежевого воздуха на улице просто отрубался и спал по часу! Это в это время я не торопясь шла домой, делала звонки, заходила в магазины.

На третий раз посещения центра Анна пригласила меня на индивидуальную беседу и предложила пойти в социальный детский сад. Место, где родители под присмотром нескольких соц. работников, так же проводят время со своими детьми, играясь, но разница в том, что посещение обязательное, если не сможешь — надо звонить и оповещать, это платно, 20 евро в месяц, три дня в неделю с 9 до часа, обед включен, приходить обоим родителям только приветсвуется, проводятся регулярные беседы с родителями о целях и ожиданиях. Сад расчитан максимум на шесть семей, всего таких мест на весь Гетеборг то ли 5, то ли 6. Мой негативно настроенный бойфренд, имеющий свой долгий опыт общения с соц. службами, очень критически отнесся к предложению, дескать, знаю, это для малоимущих, подкормить, да еще для всяких джанки-неудачников. Анна сходила со мной на знакомство в сад, где нас встретили две приятные женщины в возрасте 40 и за 40, рассказали об укладе сада (приветсвие, кофе, завтрак, игры на ковре, ланч, песенная пауза, сборы домой. Телефоны конечно не запрещены, если очень надо, но не думайте, что кто-то будет следить за Вашим ребенком, пока Вы на диване в фейсбук уткнулись), показали помещения, спросили, есть ли вопросы. У меня был один, какого сорта люди туда ходят. Это я потом узнала, что во всей соц. сфере здесь соглашение о неразглашении, поэтому ответа они мне не дали бы, даже если бы захотели. Мне очень понравилось и место, и люди, поэтому я, не смотря на критицизм Майка, сказала, что мы согласны. Через какое-то время я поняла, как же нам повезло: ведь если депрессия у каждой десятой, а мест на весь Гетеборг раз-два и обчелся, то туда берут не просто грустных барышень, а людей, кому действительно надо. Думаю, в нашем случае место дали по причине моей болезни и потому, что у нас обоих нет родни (Майк не швед), то есть нет такого круга общения и поддержки.

С этого, а вернее, с одного метеорологического проишествия, началось мое выздоровление, но об этом — в следущей части :)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей