Разговор президента с министрами о проблемах образования | Мел
Разговор президента с министрами о проблемах образования
  1. Блоги

Разговор президента с министрами о проблемах образования

Текст группы За возрождение образования
Время чтения: 5 мин

Разговор президента с министрами о проблемах образования

Текст группы За возрождение образования
Время чтения: 5 мин

5 ноября на заседании Совета по русскому языку случилась острая дискуссия между президентом и двумя министрами образования (см. https://www.youtube.com/watch?v=AjHF5ShWjkE&featu.. с 7:25). О том, как Путин отчитал Котюкова за недостаточное выделение бюджетных мест в магистратуру филологических специальностей, сообщали многие СМИ. Но вне их внимания остался ряд знаковых фраз, которые предопределяют «развитие образования» в РФ на ближайшие годы.

Изложим кратко суть вопроса, о котором шла речь, и которая (суть) в обсуждаемом разговоре не была затронута. Болонский процесс ликвидировал нашу традиционную систему пятилетнего высшего образования («специалитет»), заменив её на две независимые ступени: бакалавр — магистр. Сейчас, с учётом обретённого опыта, никто не будет спорить, что бакалавры в большинстве случаев не являются полноценными специалистами, а настоящее высшее образование как бы должна давать магистратура (об этом говорили и на обсуждаемом заседании, и все соглашались). На таком фоне наблюдается странное явление: конкурс в магистратуру во многих региональных вузах очень низкий, часто бывает даже недобор (на бюджетные места!), в том числе и на те специальности, куда на первый курс бакалавриата поступить крайне тяжело.

Вот характерная деталь. Представители многих вузов неоднократно жаловались, что в магистратуру идут абитуриенты, не имеющие базового образования по выбранной специальности. В результате формируются группы, в которых стартовые возможности учащихся несопоставимы. Организовать в таких группах учебный процесс, дающий настоящее высшее образование, невозможно. (Вместо этого приходится заниматься элементарным ликбезом; сразу заметим, что эти факты хорошо известны студентам, и это не добавляет популярности магистратуре.) А из констатации отмеченного факта следует предложение: запретить поступать в магистратуру тем, кто не имеет соответствующего базового образования.

Предложение нелепое. Во-первых, болонская система как бы для того и вводилась, чтобы обеспечить свободу в «построении индивидуальной образовательной траектории». А во-вторых (и это — главное), чего ломиться в открытую дверь? Поступающие в магистратуру сдают вступительные экзамены. Свои, вузовские, не ЕГЭ. Отсеять тех, кто не способен учиться, — пара пустяков. Но этого не делают, потому что ДРУГИХ НЕТ.

И, понимая всё это, вузовские преподаватели не ставят вопрос о несостоятельности болонской системы, а вносят предложение, которое проблемы не решит, а только усугубит ситуацию. (Специфика профессионального менталитета.)

Ещё штрих. Большинство магистрантов обучается на «дневном очном отделении», однако по факту занятия в магистратуре во многих вузах (в том числе топовых — ВШЭ, СПбГУ, и проч.) идут в вечернее время. Причина та же: желающих учиться днём — не найти. Тем самым предполагается, что магистранты днём должны работать. То есть полное высшее образование в стране становится вечерним. С автоматическим понижением качества — см. https://vk.com/wall-62604527_19891.

Этот тренд хорошо известен в Минобре, и никакой озабоченности он там не вызывает. Более того, министерством фактически взят курс на ликвидацию магистратуры в региональных вузах. Фиксация минимального состава магистерской группы (12 человек) и выделение на такую группу всего шести бюджетных мест (о чём шла речь на обсуждаемом заседании Совета), как раз и отражают этот курс.

Здесь надо ставить вопрос о самой Болонской системе, которая оказала очевидное негативное влияние на качество подготовки по большинству специальностей (исключения есть, но это именно исключения). Дело не только в том, что «болонка» разрушила отечественные образовательные традиции, а создавать новую «эффективную систему» в высшей школе сегодня некому, да и мотивации нет (подробно см. https://vk.com/wall-62604527_10283 и https://vk.com/wall-62604527_10766). Практика показала, что Болонская система не стыкуется с социально-экономическими реалиями РФ, о чём сказано выше. Поэтому апелляция президента к «западному опыту» в приведённом видео выглядит несуразно, мягко говоря.

Но гарант вышел-таки в разговоре на главный вопрос: « Что лучше: наш прежний специалитет или болонская магистратура?»

Вышел сумбурно, при этом долго не мог подобрать нужные слова. Похоже, что такой поворот разговора поставил в тупик «спецов» из группы суфлёрского сопровождения. Но ключевое предложение всё-таки прозвучало: «Может быть, стоит восстановить специалитет при подготовке учителей русского языка и литературы?»

Тут впору было бы ударить в ладоши, если бы не ощущение урезанного дежавю. Дело в том, что вопрос о восстановлении специалитета уже обсуждали на высшем уровне пять лет назад. С тем же самым президентом, как вы понимаете. Тогда речь шла об инженерных специальностях и педагогах тоже. Слова были сказаны самые правильные, и вузовские преподаватели успели даже по этому поводу всерьёз порадоваться. Но прошли годы, и всё осталось на своих местах.

И теперь гарант вновь поднимает старую тему с чистого листа, словно вчера услышал о ней впервые (впрочем, здесь нет ничего нового, таков общий стиль «управления страной»). Поднимает, как и прежде, очень решительно. Обратите внимание, с какой настойчивостью он требует от Котюкова ответа на сформулированный выше вопрос (см. видео с 10:40). Министр юлит, и при этом старательно демонстрирует свои «компетенции» в руководстве вверенной структурой. В итоге получает президентский вердикт: «У вас своего мнения нет!»

И тут в беседу включается вторая министр образования — Васильева О.Ю. У неё есть мнение, и «она его высказывала неоднократно»: для всех педагогических специальностей надо восстанавливать специалитет. А дальше её ключевая фраза: «ЕСЛИ БЫЛА БЫ ВОЗМОЖНОСТЬ».

Это произносит министр просвещения «суверенной страны», министр, которая совсем недавно единолично возглавляла единый Минобр. Кто должен был решать этот вопрос, если не она сама? Президент, который явно не в теме и даже намёком не помнит о том, что говорил об этом раньше? Кто тогда? Дядя из Вашингтона? Власть РФ имеет смелость пугать Запад непревзойдёнными ядерными ракетами и при этом вот так, открыто, демонстрирует полную неспособность проводить суверенную политику в сфере образования.

В этом месте креативный Котюков перехватывает микрофон у Васильевой. Его так просто не возьмёшь, у него «есть мнение», и он знает, как и чем срезать президента: «Я считаю, что за 4 года ПРИ СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ мы сможем качественно готовить специалистов, которые смогут закрывать основной объем работы в школе». И продолжает: «Более того, мы подготовили законодательную инициативу, чтобы допускать до работы в школе студентов университетов» (вообще не имеющих педагогической подготовки — ред.).

Мысль о том, что педагогическое образование для работы в школе не требуется, не нова. С ней вывалился на ПМЭФ-2019 некий Федотов, за что был подвергнут остракизму (см. https://vk.com/wall-62604527_27714). Но к чему здесь «более того»? Ведь основной дефицит учительских кадров приходится на сёла и малые города, где «студентов университетов» нет в помине, ибо там нет и самих университетов.

Впрочем, это мелочи. Главное, министр ударил по президенту цифровизацией. А это лом, против которого нынче, казалось бы, приёма нет. Но и гарант не прост. Тут же начинает речь в ответ, и на языке у него вертится простая мысль: «цифровизация, конечно, замечательно, но не могли бы вы описать конкретные мероприятия, которые позволят готовить полноценных учителей в ускоренном темпе?» Однако выражает он её долго и путано (похоже, снова суфлёры засбоили), в итоге этот вопрос безадресно уходит в никуда.

А было бы очень интересно услышать ответ Котюкова, чтобы тезисы «цифровизации образования» прозвучали, наконец, на уровне министра открытым текстом. Его позиция очевидна. В цифровой парадигме «учителей» можно готовить за 4 года и даже за год. Ведь, по сути, они должны будут всего лишь показать детям, как пользоваться интерфейсом обучающих программ. Все прочие «педагогические функции» возьмёт на себя (как нам уже рассказывают специалисты ВШЭ) «искусственный интеллект». (В медицине, кстати, примерно так же. Многие образованные сограждане, походив по врачам, приходят к мысли, что могли бы и сами вести приём при наличии современной компьютерной поддержки без всякого медицинского образования. Разумеется, алгоритм «искусственного интеллекта» временами предписывает убийственное «лечение», но для врача при этом проблем нет, ибо он действовал по инструкции. Будет хуже, если специалист, видя неэффективность алгоритма, возьмёт на себя ответственность и ошибётся. Тогда — тюрьма.)

При таком подходе непонятно только, зачем вообще учитель или врач? Ответ на это вопрос есть. Образование и медицина должны быть «с человеческим лицом», вот так! В этом теперь главная функция (и компетенция) педагога и медика. Казаться, а не быть. Производить впечатление заинтересованного, отзывчивого, любящего специалиста и человека!

Чтобы дети и родители шли в школы и поликлиники как на праздник, с улыбкой лобного идиота. И поменьше думали о том, что ждёт их там в содержательном плане.

Источник. https://vk.com/rvs.obrazovanie

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей