История экспертизы, которая не могла состояться

История экспертизы, которая не могла состояться

Время чтения: 5 мин

История экспертизы, которая не могла состояться

Время чтения: 5 мин

Кажется, что российское образование постоянно реформируют, а эти реформы потом обсуждают и критикуют, но чаще только на уровне разговоров в учительской. Наш блогер Александр Шевкин вспоминает, как в Общественной палате собирались обсуждать реформы, но в итоге во всех неудачах обвинили учителей.

Из поста группы «За возрождение образования»:

В Общественной палате РФ 25.10.2018 прошёл «круглый стол», на котором заявили о предстоящем проведении общественной экспертизы реформ в сфере образования. Это неординарное событие, потому что формулировка вопроса ставит под сомнение правильность обозначенных реформ. Специалистам ясно, что любой вариант проведения подобной экспертизы (и позитивный — «всё у нас хорошо», и негативный, с указанием промахов) авторитета власти не прибавит. А ведь ОП — креатура властных структур, призванная содействовать им, а не вредить. Так во имя чего руководитель ОП Фадеев пошёл на такой шаг?

Непорядок в нашем образовании (мягко говоря) возмущает многих. Самые активные граждане уже давно прошли путь, который начинался с обращения в вышестоящие инстанции с предложениями по исправлению ситуации. В ответ они получали благодарность за инициативу и обещания учесть их предложения. Но шло время, и всё оставалось по-прежнему. Или поступали ровно наоборот (этот вариант — как «высшая награда»). Возмущённый автор писал «наверх» повторно, и тут уж с ним не церемонились: следовала грубая отписка, чтобы больше никого не беспокоил (если голову имеет). Циничная бездушная бюрократия!

Но ведь во власти люди сидят. Говорят, хорошие. В быту. В том числе и наши знакомые реформаторы: Кузьминов, Асмолов, Ященко. Слышали мы, что и бывший премьер Медведев — хороший человек (правда, говорят, что это — единственное его достоинство). Так вот, у каждого хорошего человека есть друзья — тоже хорошие люди. Если кто-нибудь из них донесёт до чиновника, что не худо бы сделать для страны какое-нибудь конкретное хорошее дело, от которого никому никакого вреда (кроме пользы) не будет, то вдруг он согласится?

Такая мысль греет неравнодушных граждан, и в мечтах можно представить себе даже такое: сидят где-нибудь на Алтае у костра президент и министр обороны. И говорит один хороший человек другому: «Владимир Владимирович, давай замутим что-нибудь действительно полезное для нашего образования». Ведь кадров в армии — как и везде — не хватает. Конечно, у Шойгу есть своя «образовательная империя» в виде президентских кадетских училищ (ПКУ), которые по замыслу должны сформировать новую офицерскую элиту по типу прежнего служивого дворянства. Уже открыто ПКУ для девочек, чтобы «новый дворянин» мог получить себе жену того же статуса. В президентских училищах условия царские. Мы — кадеты! Все прочие в ПКУ (включая учителей) — наша обслуга.

Но что-то не ладится в кадетском «воспитательном процессе». В одном из таких училищ буквально подряд прогремели два скандала на одну тему: ответственные воспитатели (заслуженные офицеры, между прочим) просто били своих подопечных. Заведены уголовные дела. Два случая подряд — это уже система. Не верится как-то в светлое будущее проекта ПКУ. И у министра должны быть подобные сомнения. Не проще ли возродить ту школу, которую последние десятилетия последовательно убивали? Ведь во времена СССР она готовила в достатке дееспособные кадры и для армии, и для всего народного хозяйства. Так почему не затронуть эту тему с президентом за ухой? Вдруг согласится?

Скажут: это — одни мечты и пустой трёп. Так точно. Но с секретарём ОП Фадеевым именно такой сюжет и сработал. Куда его завлекли и чем всё может кончиться — руководитель палаты осознал уже на упомянутом «круглом столе». «Вы всё правильно говорите, но мне это не надо!» — Фадеев. Однако разом остановить процесс после такого громкого заявления было нельзя. В январе 2019 в ОП собрали специалистов с целью сформулировать вопросы, которые будут вынесены на общественную экспертизу. В течение месяца составили список проблем, оставалось сделать выбор руководству ОП. Тут стало ясно, что практически во всех бедах нашего образования так или иначе виновата власть. А это значит — всё под запретом!

Оставалась одна лазейка, за неё и ухватилась. 4 апреля заместитель председателя комиссии ОП РФ по развитию образования и науки Дудова объявила, что экспертизе подвергнут состояние учительского корпуса: «Мы возьмём для общественной экспертизы итоги 25-летней реформы образования, связанные именно с обеспечением кадрами системы образования: начиная от подготовки до оценки деятельности. Есть претензии к педагогам. Статус педагога действительно понизился, по разным причинам… Почему так произошло? Нужно думать. Но надо сказать, что это не только проблема России — это проблема международная. Мы должны провести эту большую работу в течение трёх месяцев. Затем мы подготовим большую аналитическую записку, будем проводить и пресс-конференции, и слушания».

Простая и затасканная мысль: крайним назначить учителя. Педагоги уже много раз выступали в этой роли, когда в образовании нарастал очередной скандал. Учителя можно изучать-оценивать, не подставляя под непосредственный удар чиновников.

Учитель — лицо системы образования, с ним контактируют дети и родители, все претензии — к нему, очень удобно

Однако через три месяца «большая аналитическая записка» не появилась, а экспертиза даже не началась. Секретарь ОП Фадеев наткнулся на острый общественный протест и не стал умывать руки (экспертиза объявлена, что теперь поделаешь), а инициативу Дудовой остановил. И правильно. Нельзя бесконечно вешать всех собак на учителя. Теперь это уже и не очень работает, но главное — всему есть предел. Нынешняя протестная солидарность врачей (групповые увольнения, итальянские забастовки) — хорошее тому подтверждение, с которым уже вынуждена считаться даже власть.

Так, обсуждаемая общественная экспертиза зависла на неопределённое время. Недавно её история подошла к концу: Фадеева поставили руководить Советом по правам человека (СПЧ). Тема общественной экспертизы реформ в образовании на этом закрыта. На фоне нынешних традиций РФ — сущий пустяк.

Моё мнение:

С грустью вспоминаю, какая волна надежд окатила меня 25 февраля 2018 года. Сама дата показалась символом разворота власти к образованию и его нуждам, к будущему страны. Тогда мне показалось, что власть начинает выходить понемногу из американского проекта, из каких-то скрытых от общественности договоренностей о том, что США определяют, как нам не кредитовать рублями развитие собственной экономики, как не учить и не воспитывать как следует подрастающие поколения. Помните: хочешь победить своего врага — воспитай его детей.

Помню, что концу третьего месяца ожидания я стал волноваться, что экспертизу не проведут в намеченный срок. Меня успокоили: экспертиза ещё не начиналась, идёт подготовка. Знать бы тогда, что она и не начнётся… Но мы надеялись. Помню, как мы обсуждали в ОП РФ вопросы, на которые надо бы получить ответы учителей, родителей, экспертов, собирали интересные публикации. Дальше начались разговоры о сведении экспертизы к изучению подготовки учителей. Стало ясно, что уже весь пар вышел в гудок.

ОП РФ хоть и не главная ветвь власти, но я не ожидал, что это просто предохранительный клапан: проводит опросы, держит руку на пульсе, обобщает, выражает озабоченность, сообщает, кому надо.

Думаю, что идея экспертизы образовательных реформ была просчётом Фадеева, ну не ожидал он, что некоторые товарищи в неё поверят и будут приезжать аж из Санкт-Петербурга и Петрозаводска для обсуждения проблемы экспертизы. На серьёзные шаги он не решился, а там и новая должность подоспела. Ну не мог он превратить ОП РФ из предохранительного клапана в обличителя власти, бездарно тратящей огромную часть не таких уж больших ресурсов образования на концепции, на «дорожную карту» с децильными коэффициентами (кто о них помнит?), на ненужные школе стандарты, на вхождение в рейтинги наших глобальных противников.

Кстати, что-то «в газетах глухо пишут» о попытках СССР войти в образовательный рейтинг фашистской Германии в 30–40-е годы прошлого века. Не думаю, что я перегибаю палку, делая такое сравнение. Сейчас идёт «не горячая» фаза войны Запада на развал России. Более мягкая по применяемым средствам, но ожесточённая и наглая в части переписывания истории.

Все наши планы выполняются с тем же оглушительным треском, что майские указы и Стратегия 2020, написанная в 2008 году. Но хорошие люди на хороших государственных постах при деле, шуршат бумажками, симулируют бурную деятельность, оправдывая своё нехилое содержание сейчас и на будущей пенсии.

Так что проехали, забудьте про экспертизу катастрофы образования

Остаёмся и дальше под негласным контролем мирового жандарма. Будем ждать, когда он надорвёт свои жандармские силы и рухнет в изнеможении. Я бы и не против подождать — не воевать же нам с ним, имея разрушенное народное хозяйство, неродную «элиту» и обозлённый народ.

Беда только в том, что к моменту введения Всеобуча на всех уровнях у нас не останется квалифицированных кадров преподавателей, которых власть старательно морит интенсификацией труда, изнуряет бессмысленным бумаготворчеством и тому подобным.

Беда в том, что мы уже наплодили столько никчёмных «кадров». А вот и новые на подходе. Экономисты. Оцените ответы на два вопроса:

— Чему равен квадратный корень из 100?

— Не поддаётся вычислению.

— Кто написал «Капитал» Маркса?

— Не знаю.

В экономическом вузе девушка ни разу не слышала про экономиста Маркса. С такими «кадрами» нам и врагов не надо.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей