Написать в блог
Русская школа до 1917 года

Русская школа до 1917 года

Время чтения: 3 мин

Русская школа до 1917 года

Время чтения: 3 мин

С петровского времени можно выделить в России пять образовательных укладов. Первый по времени — это духовная школа (семинария, училище и — позднее — епархиальное училище для женщин). Второе по времени явление — это корпоративная военно-дворянская школа (кадетский корпус и военное училище). Третий уклад — это собственно общеобразовательные учебные заведения: классическая гимназия, земская школа, реальное училище. При Петре играло большую роль заграничное воспитание, которое можно назвать четвертым укладом, со своим законодательным регулированием. Во всем XVIII и первой половине XIX века распространено домашнее образование — пятый уклад. Оно играло гораздо большую роль, чем современный экстернат, и также отдельно регулировалось законодательством. К этим укладам при Александре III добавился шестой — профессиональное образование: средние и низшие технические училища, ремесленные училища, системы профессиональных курсов.

Классическая гимназия существует с Устава 1864 года, который разделил гимназии на два типа: классические и реальные. Классическая гимназия давала беспрепятственный доступ в университет. Здесь было пять главных предметов (латынь, греческий, математика, русская словесность, Закон Божий) и несколько второстепенных (история, география вместе с космографией, чистописание, рисование, один новый язык).

Реальное училище — это второй тип общегражданского образования. Ученики специализировались по общему, технологическому и коммерческому направлениям. Дополнительный 7-й класс готовил реалистов для поступления в высшие технические учебные заведения. В университет их не пускали, особенно на гуманитарные факультеты, но в политехнические вузы реалист мог сдавать экзамен наравне с гимназистом.

Земские школы — это преимущественно начальные училища. Они были очень разными, вплоть до 6-летнего курса, достаточно серьезного и продолжительного. Этот тип больше всего похож на советскую школу, здесь преподавались грамота, арифметика, некоторый объем математики, нужный для практических нужд и некоторые сведения по истории, словесности, естественным наукам.

Серьезно обсуждать проблему начального и среднего образования начали при Александре II, когда готовили пакет документов 60-х годов: 1863 год — выходит университетский устав, 1864 — гимназический устав. Была сознательно отвергнута идея всеобщей начальной школы, ее сочли нереализуемой. Министр народного просвещения граф Дмитрий Андреевич Толстой считал так: у нас есть какое-то количество ресурсов… Опыт показал, что крестьяне хорошо реагировали на благоустроенную школу и плохо на дурно устроенную.

Если говорить о плате за обучение в школе, то для гимназии периода Александа II и Александра III это порядка 25 рублей в год. Это месячный заработок рабочего или самого низшего служащего. Властями ставился вопрос о повышении платы для того, чтобы сделать гимназии менее доступными для выходцев из бедной среды, которых родители пытались вывести в люди. Отсюда — знаменитый «Циркуляр о кухаркиных детях» 1887 года, который предписывал не брать в гимназию детей обслуживающего персонала. Интересна предистория этого циркуляра. Началось всё в Новочеркасске. Там произошел случай абсолютно из ряда вон: взорвали бомбу, заложенную в нишу в здании Новочеркасской гимназии рядом с кабинетом директора. Кроме того, один из народовольцев, арестованных и казненных, Василий Генералов, был выпускником этой гимназии. Тогда и было разработано несколько мер с целью затруднить для низших слоев доступ в гимназии. Первая мера была «циркуляр о кухаркиных детях», но вторая (менее известная) была более эффективной — это закрытие приготовительного класса, он давал как раз преимущество детям из бедных семей. И если при Толстом гимназическая система росла, то при министре народного просвещения Иване Давыдовиче Делянове во время Александа III несколько сократилась: гимназии открывались, но гимназистов стало меньше.

Что касается телесных наказаний, то они были регламентированы очень по-разному, причем тут даже нет прямого прогресса. Скажем, учредительные документы народных училищ 1782-1786, телесные наказания вовсе запрещают. А в семинариях и кадетских корпусах их применяли довольно часто. Устав 1804 года их запрещает, а устав 1828 года разрешает их в гимназиях, но только в младших классах. Не было рекомендаций, за что следует пороть, был скорее просто перечень наказаний. Это очень варьировалось в зависимости от школ. Кстати, интересно, что когда разослали проект Устава 1864 года по иностранным специалистам, в нем было предусмотрено запрещение телесных наказаний, и англичане дружно и безоговорочно, а немцы менее дружно и с оговорками, заявили, что нельзя отменять телесные наказания. В этом отношении наша педагогика была прогрессивнее.Тот же Дмитрий Толстой не только не мог допустить телесных наказаний в обычной гражданской школе, он выбил их там, где укоренились они издавна и свирепствовали достаточно жестоко, в семинариях.

Хотя мы «списывали» свою школу с Германии (классическая гимназия, реальная школа, народное училище), были в России и отличия от немецкой и других европейских школьных систем. Разница заключается в еще не преодоленном научном отставании России. Скажем, англичане могли в принципе не учить иностранных языков (хотя древние языки в английской школе поставлены хорошо). Французы считали, что они просто не одарены способностью к новым языкам, поэтому серьезной подготовки в области новых языков французская школа тоже не давала. Немецкая давала только в области одного французского языка. А у нас в гимназии обязательным был один иностранный язык, но требовалось от расписания, чтобы была возможность изучать второй. В этом отношении нашему гимназисту сложнее: нужно было учить два древних языка и один или два иностранных. Не только гимназии, но абсолютно все типы средней школы до революции (кадетские корпуса, семинарии, реальные училища, классические гимназии) предполагали изучение минимум двух языков. С точки зрения имперских специалистов в Советском Союзе вообще не существовало среднего образования.

Если сравнивать русскую дореволюционную и советскую школу, это абсолютно противоположные типы. Для советской школы характерен подход «всеобуча» (единая модель школы). В то время как общеобразовательная школа имела в императорской России много укладов. И ни одному из крупных образовательных деятелей не приходило мысли вводить единую школу. Подобные проекты встречались с ожесточенным сопротивлением. Василий Розанов говорил, что у нас мало типов образования, а нужно их тысячи. Что бы он сказал, увидев советскую школу… Привилегированным учебным заведением Российской Империи была классическая гимназия, и именно этот тип был невоспроизводимым для советской системы. Были попытки Сталина вводить изучение латыни в школах. Но классическая гимназия — это целый ансамбль дисциплин, а не только латынь…

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей