Написать в блог
Отцы и дети

Отцы и дети

Синдром плохого ребёнка
Время чтения: 4 мин

Отцы и дети

Синдром плохого ребёнка
Время чтения: 4 мин

У многих детей возникает, как я его называю, «синдром плохого сына» или «синдром плохой дочери». Он связан с предъявлением родителями высоких требований к своим детям: «не смей курить, а то губы оторву», «не смей материться, а то язык вырву», «не смей пить, а то из дома выгоню», «учись на отлично, а то дворником станешь и всю жизнь от зари до зари улицы мести будешь» и так далее.

Такой ребёнок растёт с искаженными представлениями и о людях и о себе самом. Он чувствует себя заложником своих родителей. На него возложена тяжёлая ноша — оправдывать ожидания родителей и взрослых, быть не собой, а играть роль послушного сына или дочери, которого (-ую) счастливые мать и отец могут выставить на всеобщее обозрение родственникам и знакомым в качестве примера личной гордости, как мартышку. Смотрите, вот какого ребёнка воспитали: не курит, не пьет, не выражается, школу с отличием окончил, красный диплом получил. А то, что он утратил собственную идентичность, — они даже не догадываются.

Все дети изначально учёные, как бы наивно это ни звучало. Всем детям присуща тяга к знаниям, к открытиям: посмотреть, потрогать, пощупать, помять, открыть, вскрыть, потоптать. Когда же родители, бабушки с дедушками, взрослые начинают их одергивать, бить по рукам (если ребёнок тянется, например, к интимным местам), кричать, упрекать, шлёпать по заду, дети на бессознательном уровне понимают, что то, что они делают или хотят сделать — плохо. А раз они хотят делать плохое, то, следовательно, они плохие. В итоге намерение познать запретное не исчезает со временем, только оно воспринимается и ребёнком и обществом как ненормальное, аморальное, антиобщественное, постыдное.

Пример: ребёнок хочет открыть дверь. Ему запрещают это сделать (кричат, бьют по руке, отводят), не объясняя причины запрета. Ребёнок чувствует себя виноватым, а к взрослому испытывает обиду, злобу и страх. Со временем интерес к тому, что скрывает дверь, не исчезает, а только крепнет. Только сейчас он пытается урывками, через замочную скважину углядеть, что там находится, что от него утаивают. Тайком подходит к двери, оглядываясь, не видит ли его кто, крадётся и в спешке пытается проникнуть в помещение, проникает, нервозно поглядывая на часы, осматривает впопыхах и убегает, точно он вор и преступник. Вот, какую ценность закладывают взрослые в формирование человека. И в будущем дети вырастают невротиками с болезненным отношением к сексу, курению, алкоголю. Поэтому они курят втайне от родителей за гаражами, собираются кучками в подъездах, чтобы напиться, занимаются сексом без чувств, пользуясь друг другом. Они видят, что родители их не понимают и не желают понять. Чувствуют, что они относятся враждебно к их проблемам и интересам и начинают относиться к ним соответствующе.

У каждого есть хорошие знакомые, друзья или родственники, которые курят или выпивают, у них в прошлом (или сейчас) были половые отношения с несколькими людьми. Мы же не открещиваемся от них, не осуждаем. Но к слабым, беззащитным, только вступившим на стезю нового детям отношение кардинально иное. Вместо ругани и осуждения, родителям — именно им, а не школе со своей программой, которую не выбирают ни дети, ни их матери и отцы, — следует приобщать своих дочерей и сыновей к новым аспектам этой многообразной жизни. Не запрещать курить или выпивать, а рассказывать о вреде, который несут эти продукты массового потребления и чрезмерная увлечённость ими. И позволить им самим выбирать. Если они захотят попробовать, то пусть это сделают при родителях, а не тайно, прячась от глаз взрослых с чувством преступности за совершенное. Пусть у них будет здоровое отношение к сложности жизни. Это снизит уровень злоупотреблений в обществе и уменьшит число конфликтов в семье. А уровень доверия и взаимопонимания между старшими и младшими заметно возрастёт. Пусть они набьют татуировку, если пожелают. Только объясните, что нужно делать это у проверенного мастера и к чему может привести легкомысленное отношение к столь безобидному хотению. Отвечайте им на интересующие их сексуальные вопросы. Не внушайте им чувство стыда за подобное проявление любознательности. Объясните, что в сексе нет ничего греховного, что это такая же естественная потребность, как сон или жажда. Что плох только тот секс, который не сопровождается любовными чувствами к человеку. Когда партнёр воспринимается как продукт удовлетворения твоего вожделения. Что следует соблюдать меры безопасности.

Есть родители, которые всячески поддерживают своих детей, поощряя их творческие способности, интерес к новому, независимость и стремление к самостоятельности. Они всегда помогут своим сыновьям и дочерям ровно в той степени, насколько тем это необходимо и отойдут в сторону, как только им напомнят, что в их помощи или совете не нуждаются. За такие семьи можно лишь радоваться. В них родители относятся к детям как к равным себе, уважают в них человека, любят действительно их, а не свои амбиции, которые (почему-то) их дети должны реализовывать. А есть те, которые служат мощнейшим тормозом для своих чад, надзирателями за ними и их приказчиками. Те, кто внушает детям чувство долга перед ними, пожизненного обязательства, которое они должны оплатить; кто взрастил в детях чувство вины, когда их интересы вступают в конфликт с интересами родителей. Именно с семьи, где родители позиционируют себя хозяевами над детьми и распорядителями судеб, а не друзьями и помощниками в их развитии, формируется у детей склонность к подчинению мнению тех, кто сильнее, старше, влиятельнее и успешнее. И с возрастом эта склонность только крепчает. Дети в подобных семьях растут с чувством неполноценности, с кучей комплексов и массой нереализованных желаний.

Пожалуй, лучшие родители те, кто не оставил в сознании ребёнка чувство долга перед ними. В подобных семьях старшие не станут требовать бартерной помощи, потому что «мы дали тебе жизнь, содержали тебя, теперь твоя очередь». Какой-то коммерческий подход, где родители — это банк, а дети — заёмщики. Напротив, в семьях, где родители являются не наставниками, а посредниками между детьми и окружающим миром, последние из любви к первым, а не обременённые чувством долга перед ними, окажут им всяческое содействие, в котором они будут нуждаться и сделают это с радостью. Так же, немаловажную роль, а, возможно, и главную в вопросах «отцов и детей» играет отношение будущих родителей к столь важному аспекту их жизни. Хотят ли они иметь детей, заводить их или же желают становиться родителями. Тот, кто хочет иметь ребёнка, впоследствии «имеет» его. Тот, кто хочет завести ребёнка, заводит его, как ручного питомца, которого можно водить на поводке и уделять внимание, когда это нужно ни ему, а владельцу. Такие родители, вероятно, упустив момент реализовать себя в какой-либо профессиональной сфере или лишившись мотивации на её осуществление, хотят придать значимость своему существованию, рожая. А стремление реализовать себя за счет другого, наверное, худшее проявление творчества. Вместо того чтобы самосовершенствоваться, испытывая не потребность в детях, а возможность быть матерью или отцом, принимая на себя тяжелейший труд воспитания, большинство из-за своего желания обладать, быть начальниками хоть кому-нибудь, контролировать хоть что-то, искажают этот вид человеческих отношений. В результате, вместо личностей, вырастают, увы, лишь члены общества.

Поэтому, подходя к столь ответственному поприщу, следует задаться вопросом, которым Эрих Фромм озаглавил один из своих трудов, чего же мы хотим на самом деле — «иметь или быть?»

Фото: iStockphoto (iconogenic)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей