О дистанте вечном и о Земле.
Блоги12.04.2020

О дистанте вечном и о Земле.

Когда-то, в благословенные времена, учителей частенько отправляли на курсы по ИКТ, но мало кого интересовало, что из полученных «знаний» и как именно учителя будут применять на практике. Ну есть у тебя в классе проектор, показываешь ты на нем презентации. Вот тебе и ИКТ. Ну научился с электронным журналом работать — всё, вопросов больше нет, ты молодец.

За очень короткий срок (в масштабах постсоветского образования срок этот — одно мгновение) ситуация с пресловутыми ИКТ изменилась чуть меньше, чем полностью.

Во-первых, совершенно ясно, что далеко не все дистанционные формы обучения — это про ИКТ. Если задание сидящему дома ребенку выглядит как традиционная запись в классическом дневнике («Параграф№ 20, упр. 250, 251»), то это не про информационные, не про коммуникационные и даже не про технологии. Это самое обычное классическое домашнее задание (о том, нужны ли домашние задания вообще — тема не этого разговора), осложненное тем, что учителю как-то это задание надо проверить (а надо ли?).

И вот здесь мы как раз подходим к вопросу, чем и для кого из участников образовательного процесса нынешняя ситуация плоха, какие возникают угрозы в случае долгого существования на дистанте. Ну и, конечно, хочется понять, что во всем этом можно найти хорошего и полезного, какие уроки (жизненные) можно извлечь, какие перспективы открываются перед нами.

Классическая классно-урочная система, в которой живут все школы нашей страны (да и не только нашей) ориентирована на групповое получение знаний. Это означает, что каждый ученик в принципе реализует какую-то свою образовательную траекторию строго в рамках совместного обучения. Я могу изучать новый материал лучше, продуктивнее и быстрее, чем мои одноклассники, но сам учебный процесс устроен так, что я учусь вместе со всеми. То же верно и для слабоуспевающего ученика. Я могу приходить на дополнительные занятия к учителю, родители могут мне репетитора нанять, но основная и подавляющая часть моей учебы связана с коллективом. Я получаю знания потому, что все вокруг меня занимаются тем же самым (кто-то с удовольствием, кто-то из-под палки, но все вместе).

И в таких условиях учитель (которому вообще-то необходимо осуществлять «индивидуальный подход» к каждому ученику) работает прежде всего с классным коллективом как некой учебной единицей. Это факт, и от этого никуда не денешься.

Что произошло с введением дистанционного обучения? В первую очередь у ученика исчез вот этот, столетиями формировавшийся мотиватор: совместная учеба. Если я сижу дома, то даже зная, что мой одноклассник Петя вроде бы тоже сидит и корпит над математикой, меня лично это мало мотивирует. Мне вдруг надо придумать какие-то другие формы мотивации. Потому что я в недалеком прошлом и домашнюю работу-то делал лишь потому, что все ее сделают, и на уроке у всех ее проверят.

Для родителей школа в огромной степени всегда была эдакой «камерой хранения», куда можно сдать своё чадо сроком на девять или одиннадцать лет на шесть дней в неделю по 6-8 часов. Мне вообще не надо думать, как построены уроки. Школа берет на себя ответственность за сохранность моего ребенка, обеспечение его питанием и подготовку к тому, чтобы ребенок сдал ОГЭ и ЕГЭ.

Что произошло с введением дистанционного обучения? Исчез основной облегчающий жизнь родителям фактор: нахождение ребенка вне дома, в специальном месте, где его учат. Сегодня ребенок дома целыми днями. А если семья большая? Семь дней в неделю вместе, неразлучно — оказывается, это не очень и просто. Особенно учитывая то, что теперь именно родители должны определять время учебы ребенка, распределять доступ к гаджетам между членами семьи, и зачастую даже вникать в суть учебной нагрузки своего чада и помогать ему.

В свою очередь учитель с введением дистанционного обучения потерял самое главное: статус. Я не вхожу в класс как хозяин. При моем появлении не встают ученики. Я не могу пожурить хулигана N (и уж тем более повысить на него голос). Но я и не могу посмотреть в глаза своим ученикам. Я потерял дирижерскую палочку, да и оркестра передо мной уже нет.

Кроме того, я, учитель, вдруг могу оказаться во многом ненужным! Учебники у детей есть, интернет полон бесплатными образовательными ресурсами, уроками, курсами, заданиями. В чем же моя учительская роль?

Осознавая значимость описанных выше проблем (понятно, что их больше), я все же склонен смотреть в будущее оптимистичным взглядом.

Дистанционное обучение для школьников — это абсолютно реальная возможность выстраивать индивидуальные образовательные траектории. Причем сегодня вдруг становится понятно, что ученик может двигаться вперед по курсу или задерживаться на трудном материале ровно столько, сколько ему САМОМУ это нужно. Нет вокруг двадцати пяти одноклассников, на которых ты хочешь не хочешь, а должен оглядываться. Да, осознание школьниками этих возможностей — процесс, наверное, не быстрый. К тому же если не поможет общество, то и дети не придут к этому сами. Поэтому мы — взрослые — в первую очередь должны сами это осознавать. Индивидуальная траектория развития. Не на бумаге. Не в приказах чиновников. В реальности. Для каждого.

Для родителей дистант может стать временем открытия возможностей своих детей. Я с максимально близкого расстояния вижу, на что мой ребенок способен в плане образования, где ему нужна помощь, а в чем — я даже и не подозревал! — мой ребенок делает поразительные успехи. Вот это изменения угла зрения на своего ребенка-ученика может очень многое открыть. Кроме того, я как родитель могу увидеть и ранее скрытые (или не полностью раскрытые) особенности моего ребенка с точки зрения, например, самодисциплины. Открываются огромные перспективы для выработки у ребенка чувства ответственности за свою работу, умения принятия решений. А ведь эти качества, пожалуй, нисколько не менее важны в будущей — самостоятельной — жизни.

Для учителя переход на дистанционное обучение может стать болезненным, но полезным опытом пересмотра своих педагогических методик и технологий. А может быть и опытом открытия того, что никаких технологий в моей работе и нет. А просто я всю жизнь веду фронтальную работу с классом, когда запланировано — даю контрольные, и в девятом и одиннадцатом классах готовлю детей к экзаменам.

Да я ведь неплохой учитель! Даже хороший! Я прекрасно знаю свой предмет. И дети меня любят, и коллеги уважают!

Это безусловно так. Но нельзя изготавливать микропроцессор с помощью напильника. С помощью напильника можно снять заусенцы с ушка для навесного замка. А сегодня нам вдруг резко дали в руки современные (и, хочу заметить, не всегда точно откалиброванные) приборы, с которыми, по большому счету, никто не учил нас работать. Есть два пути. Первый — переживать по этому поводу. Второй — попытаться разобраться в этих приборах. Увидеть, что часть из них вообще-то обладает целым рядом неудобств, и от них можно спокойно отказаться. А еще часть — вполне работают. А мне, оказывается, достаточно всего пары этих приборов. А коллега N пользуется целым десятком! Ну и что? Сейчас не время мериться умениями. Сейчас время найти максимально удобные, функциональные, полезные для детей и для себя формы работы. Время пересмотреть свое отношение к объемам домашних заданий в ущерб объемности, но в пользу вариативности.

Если мы будем воспринимать вынужденное дистанционное обучение только как неизбежное зло, если мы будем верить, что по его окончании все вернется на круги своя, то значит, мы не извлечем из ситуации никаких уроков. И окажется, что школьные уроки — тоже зря? Если они не смогли научить нас — хоть чуточку — извлекать уроки из жизни.

И пусть мы все с вами будем здоровы!

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей