Написать в блог
«Чё за Хуанхэ?»

«Чё за Хуанхэ?»

Неприкосновенный словарный запас
Время чтения: 2 мин

«Чё за Хуанхэ?»

Неприкосновенный словарный запас
Время чтения: 2 мин

На уроках русского языка в пятом классе есть такая тема: «Род несклоняемых имен существительных». Тема совсем несложная, в целом понятная большинству детей с первого раза. Среди прочего речь идет о том, что род иноязычных географических названий определяется родом тех имен нарицательных, которыми эти названия могут быть заменены. Тарту — город, значит ОН, м. р. Онтарио — озеро, ОНО, ср. р. И так далее.

И вот при выполнении практических заданий к теме ребята спотыкаются не на определении рода, а на определении того, о чем вообще идет речь. Для подавляющего большинства детей слова Арагви, Янцзы, Замбези — набор звуков. Если Осло или Рейкъявик хотя бы частично вызывают ассоциации с населенными пунктами, то, к примеру, наименование реки Нигер будет встречено если не ухмылкой, то недоумением.

Приведенный выше пример — лишь частный случай системной проблемы: школа учит детей работать с понятиями, которые детьми еще не усвоены. Низкий словарный запас детей — бич системы общего образования. И речь идет не только об уроках русского языка или литературы, где недостаточный словарный запас откровенно режет взгляд. То же самое касается всех предметов. Учителю катастрофически трудно выходить на высокий уровень обучения, потому что при каждом новом шаге необходимо уточнять, понятны ли детям базовые элементы, которыми мы оперируем.

Здесь мне могут возразить, мол, в том и состоит задача школы — научить, заполнить лакуны, закрасить пробелы.Да, в некотором роде это верно. Но только в некотором роде. Потому что помимо школы у ребенка есть ответственные за его воспитание люди: родители, опекуны, родственники. И словарный запас ребенка к моменту его поступления в школу уже достаточно сформирован, чтобы можно было двигаться дальше. Но учителю приходится делать то, чего не сделали родители: в буквальном смысле учить со школьником слова.

Надо учесть, что средний российский ребенок читает сегодня во много раз меньше, чем двадцать или тридцать лет назад. Средний школьник не читал ни Жюля Верна, ни Майн Рида. А произведения школьной программы как правило читаются «для галочки».

С другой стороны информационное поле сегодня — огромно! И получить любые знания о чем угодно можно просто заглянув в поисковик! Но жажда поиска у ребят тоже атрофирована. Услышав незнакомое слово, редкий ребенок полезет гуглить, что оно означает. Имея в карманах многофункциональные супербыстрые смартфоны с выходом в интернет, большинство школьников используют их для игр и общения в соцсетях.

Поэтому самым важным является тот лексический фон, который создан у ребенка в семье. Если в семье много разговаривают, ведут беседы на самые разные темы, если в семье приветствуется поиск информации, если в семье говорят не только о зарплатах и политике, — тогда к моменту прихода в школу у ребенка однозначно будет сформирован такой словарный запас, на базе которого учителя смогут возводить новые и новые надстройки.

Если же перед глазами у ребенка нет постоянного примера живого и разностороннего общения, то заменой ему станет упрощенный и кургузый язык чатов и соцсетей. Тогда из ребенка вырастет человек легковерный, не готовый к критическому восприятию действительности, неспособный создавать новое. Ибо создание нового невозможно без наличия крепкой базы.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет