Написать в блог
Родитель и учитель: по ту сторону ребенка.

Родитель и учитель: по ту сторону ребенка.

Время чтения: 2 мин

Родитель и учитель: по ту сторону ребенка.

Время чтения: 2 мин

Замечательный американский психолог и психиатр Эрик Берн убедительно объясняет, что в каждом человеке параллельно существуют три состояния: Родитель (живущий в человеке благодаря тому, что человек «списывал» модели поведения своих родителей или людей, их заменяющих), Взрослый (состояние, при котором человек проявляет в своих поступках объективность и логичность) и Ребенок («Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут активизироваться» ©).

Трансакционный анализ Берна — это анализ того, между какими состояниями личности человека происходит общение. Упрощая, можно сказать, что «нормальной» или — в терминологии Берна — «дополнительной» трансакцией является некая естественная реакция каждого из состояний человека на стимул. К примеру, мать, обращаясь к своему вполне взрослому пятнадцатилетнему ребенку, интересуется, по какой причине он получил двойку. То есть Взрослый в матери обращается к Взрослому в ребенке и ожидает получить обоснованный логичный ответ. Но привычка ощущать мать своим родителем не позволяет подростку ответить ей с позиций Взрослого («Я гулял с друзьями и совершенно забыл выполнить домашнее задание»), и поэтому в сыне отвечает Ребенок, обращаясь к Родителю в матери: «Да ладно, чё ты начинаешь? Я исправлю всё!»

Школьный учитель как никто другой должен понимать, с кем он разговаривает. Потому что ситуация общения школьного учителя и родителя ребенка (не Родителя, а родителя — мамы, папы, опекуна) — это, зачастую, игра в наперстки: а угадайте, где скрывается смысл.

МАМА (Родитель в ней), обращаясь к УЧИТЕЛЮ (Ребенку в нем): — А почему у моего ребенка двойка?

УЧИТЕЛЬ (Взрослый), обращаясь к МАМЕ (Взрослому): — Потому что он не знает тему даже удовлетворительно. Если он позанимается еще, то, скорее всего, справится и получит оценку «удовлетворительно» или даже «хорошо».

МАМА (Родитель), обращаясь к УЧИТЕЛЮ (Ребенку): — А кто вам сказал, что вы правильно учите моего ребенка?

УЧИТЕЛЬ (обиженно, и потому начиная уже говорить с позиции Родителя): — А вы меня учить не начинайте! Я пять лет учился и потом каждый год квалификацию повышаю! Я, между прочим, высшую категорию имею!

МАМА (Взрослый): — Давайте говорить конструктивно!..

А УЧИТЕЛЬ уже весь сконцентрировался в Родителе

В итоге никто никого не понимает.

Родители уходят в свои чатики в Вотсаппе или Вайбере, учителя закрываются в учительских и на кафедрах, и все взаимно перемывают кости друг другу.

А за стенами учительских и за стеклами материнских смартфонов бродят дети. И уж они-то точно (в силу своего возраста и необходимости) знают, какая из частей их личности пойдет на контакт с таким же, как он, неприкаянным. С таким же обеспеченным или нет, сытым или голодным, обученным или неучем, социализированным или шпаной, но в любом случае неучтенным в этой сваре взрослых, которые забыли, как они когда-то любили, страдали, сомневались и нуждались в поддержке.

И когда взрослые станут, наконец, еще старше и вдруг почувствуют, что дети совсем не ценят их седин, то тогда — может быть! хотя и поздно — придет понимание того, как важно видеть в ребенке цельную личность. С живущими в этом ребенке Взрослым, Родителем и Ребенком.

P. S. А возможно, даже Учителем.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Хорошо. Тогда по Берну нормальная ситуация разговора учителя с учеником - это взрослый-взрослый?
Самая нормальная - да. Но разговор взрослый-ребенок тоже нормален, если и дальше соблюдается эта трансакция. В одном субъекте говорит взрослый, в другом - ребенок. Как только трансакции становятся пересекающимися, процесс коммуникации рушится. Ну то есть я жду ответа Ребенка на свой Родительский вопрос. А в собеседн...
Показать полностью