Об учителе замолвите слово…
Блоги08.09.2021

Об учителе замолвите слово…

Об учителе замолвите слово…

«На свете есть только одна проблема, одна единственная: вернуть людям духовный смысл, духовные заботы. Невозможно больше жить холодильниками, политикой, балаганами, …», — Антуан де Сент-Экзюпери.

Заметьте: со времён Экзюпери количество балаганов, реальных и виртуальных, возросло на порядок.

«Имей дух и умей передать его детям», — Симон Соловейчик.

Может ли учитель позволить себе быть обыкновенным («обытованным») человеком? И что значит быть одухотворённым?

Во-первых, как утверждал Мераб Мамардашвили, надо находиться в состоянии ясного сознания. Это значит — отдавать себе ясный отчёт в том, что человечество переживает время кризиса цивилизации и экосистемы.

Главным двигателем негативных тенденций является сам человек, и, если он не изменится, то негативные тенденции неминуемо превратятся в катастрофы. То есть, в наше время исключительно важно, какого человека будет «производить» общество: человека — паразита (бездумного конзумера) или спасателя (планеты, страны, города, посёлка), пешку (социального робота) или демиурга (одухотворённого человека).

Проблема в том, что национальные элиты, зачастую творящие «заказ на образование», не очень то озабочены глобальными негативными тенденциями, они в большей степени озабочены упрочнением своей власти, увеличением прибыли, обеспечением роскошной жизни для богатого меньшинства; никакая Грета Тунберг их позицию не изменит.

И здесь возникает вопрос: должны ли люди причастные к воспитанию слепо и бездумно исполнять «заказ» сверху? Должны ли они смиряться с фиговой «автономией» своих образовательных учреждений, а также с собственной личной зарегламентированностью? Нужно осознавать — насколько высоки ставки в своей человеческой и профессиональной жизни.

При ясном сознании появляются совсем другие смыслы в профессиональной деятельности помимо выполнения инструкций и приказов.

Наверное, самая большая проблема — духовная капитуляция людей, призванных воспитывать других. Виктор Франкл обозначал это положение как «ситуация смыслоутраты». Учитель не видит себя Воспитателем — спасателем мира, или не решается подняться на эту духовную высоту (кому не нравится слово «духовная» — замените на «экзистенциальная»).

Конечно, для этого много причин… На школу взвалили неподъёмную задачу полной социализации растущего человека. И это при том, что многие процессы социализации (не путать с воспитанием!) происходят реально вне школы: какой-нибудь модный полугодовой тренд в соцсетях впечатывает в молодых людей больше норм и образцов, чем педколлектив за 11 лет.

Педагоги — люди профессионально подготовленные для воспитания — занимаются отработкой каких то посторонних инициатив политических партий, запросов сторонних организаций, решением чисто технических вопросов, типа организации питания, диспансеризации, приписки к военкомату, отслеживанием социальных сетей и много ещё чем… И это ещё на фоне господствующей перегрузки учителя преподаванием предмета.

«За тремя зайцами не угонишься», — утверждает народная мудрость. А если их сто тридцать три?

Одно из следствий подобного положения — исчезновение из практики школ проблемных педсоветов, посвящённых воспитанию, и замена их совещаниями — инструктажами. А ведь воспитание — это один из самых сложных видов профессиональной деятельности, в ней слишком много привходящих внешних обстоятельств, слишком сложен и изменчив объект наших забот, поэтому невозможно осуществлять её стандартно, не вдумываясь, не изобретая новые подходы, не открывая новые средства и возможности.

Ещё одно следствие перегрузки школы целями — это потеря педагогической инициативы: все ждут примерную программу воспитательной работы, советников по воспитанию, распространения опыта «Сириуса»… Но разве мы не понимаем, что воспитывают не программы и планы, какими бы хорошими они ни были, а люди, которые сами вырабатывают цели, сами находят пути их реализации, сами придирчиво оценивают полученные результаты своей профессиональной деятельности.

Все вышеназванные обстоятельства, конечно, извиняют слабость учителя в воспитании, но не отменяют его миссию. И если вы представляете себе свою миссию как рядовое, рутинное дело, то это — ерунда, а не миссия и вы не педагог, а ремесленник.

Ещё одна крайне острая проблема — неготовность учителей работать в новых условиях: в ситуации свободы. Об этом в следующем блоге.

8.09.2021 г. Александр Бушуев

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей