Написать в блог
«Нейронет. Профессии будущего»

«Нейронет. Профессии будущего»

Мы поговорили с Тимуром Щукиным — кандидатом психологических наук и одним из разработчиков системы усиления групповой работы
Время чтения: 6 мин

«Нейронет. Профессии будущего»

Мы поговорили с Тимуром Щукиным — кандидатом психологических наук и одним из разработчиков системы усиления групповой работы
Время чтения: 6 мин

АРТ Личность стала первой площадкой, на которой этим летом Дмитрий Судаков (Атлас новых профессий www.atlas100.ru) и Тимур Щукин (Сооснователь российской группы Нейронет) провели экспериментальную выездную программу «Нейронет. Профессии будущего. Технологии конструирования коллективных киборгов».

Дети познакомились с Нейронетом, следующим поколением интернета, главная цель которого: усиление коллективной деятельности в мире будущего за счет внедрения различных инструментов — нейроинтерфейсов. Мы решили подвести итоги пилотной программы и поделиться уникальным, на наш взгляд, опытом.

Тимур Щукин — модератор школы управления Сколково, специалист по психофизиологии и биологической обратной связи, специализируется на общей психологии, функциональном биоуправлении, автор множества научных публикаций и трудов в области нейрофизиологии и биологической обратной связи, психофизиологии. Он с радостью и энтузиазмом рассказал, что такое Нейронет, как он повлияет на коммуникацию между людьми, объяснил, почему полученные на программе знания и опыт необходимы детям сейчас и как они помогут им в мире будущего, а также поделился эмоциями: методы нейронета впервые применяли дети.

1. Для читателей, которые впервые сталкиваются с Нейронетом, поясните, что это. В чем его суть и цели развития?

Дети, в общем, то очень правильно сформулировали в своем итоговом докладе, что это такое. Скажу так — намного лучше и точнее, чем 95% взрослых, которые уже несколько лет этой темой занимаются. Так что нейронет — это сеть сетей (как и интернет — сеть сетей ethernet). Каких именно сетей? Сетей машинно-усиленной коллаборации. То есть, на другом языке — это групповая работа, в которой используются самые различные инструменты обратных связей для того, чтобы сделать эту работу более эффективной. Используются анализаторы речи, мониторинг внимания и вовлеченности, электроэнцефалографы, анализирующие активность мозга и отношение участников к тому, что обсуждается. Формы обратной связи тоже могут быть разными: цифры, графики, изменение освещения или погоды в виртуальном пространстве. А также это могут быть облака ключевых слов или даже персонифицированный «агент», который общается с группой, обладая знаниями с датчиков и анализаторов, помогая ей лучше делать ее работу: учиться, изобретать, исследовать, создавать проекты или просто совместно творить. Такая локальная группа — это эквивалент локальной сети в пределах дома или офиса современного интернета. А совокупность таких сетей, объединяющая большую часть человечества, как интернет сегодня — сеть сетей — это нейронет. Это уже пространство совместного творчества, в котором могут ставиться и решаться задачи не на 5-10 человек, а сразу на сотни миллионов со-творцов.

2. Как Нейронет может повлиять на работу коллектива, группы?

Так же как интернет — оснастит ее инструментами, средствами, смыслами и новыми целями. То, что раньше приходилось делать вместе и сложно (посылая друг другу почтальона на велосипеде с посылкой) стало делать проще, отправляя сообщения и электронную почту. Появились новые способы торговать, писать музыку, играть, зарабатывать, путешествовать. Так же и с нейронетом — это следующий уровень группового взаимодействия. Больше смысла, взаимопонимания. открытости, быстрее процессы, плюс что-то новое станет доступным, как с интернетом появилось многое из того, что без технологий не было возможным.

3. Где уже сейчас применяются методы Нейронета?

Там же, где и «методы Интернета» (что бы это ни было). Переведу вопрос для себя — если считать, что деятельность содержит практики, техники, технологии, методы и методологию — то вот эти все нормы деятельности, которые соберутся в нейронет (а мы помним ведь, что нейронет сегодня — это как интернет в 62-м году) самые первые признаки компьютерной революции, но в основном, первые исследования, первые результаты. И методы — это скорее подходы. Концепции. Применительно к нейронету можно сказать, что методы организации групповой работы применяются в игропрактике — создании функциональных игр под любую задачу или цель. Еще иногда это называют «игрофикацией» — учебы, работы, исследования и т. д. Даже иногда используются специальные приборы и программы для подсчета очков. Конечно, это используется в организации работы сложного современного образования — в первую очередь бизнес-образования, т. к. оно обычно первым принимает в себя новинки. Это используется в коллективной разработке сложных систем — инженерии, проектировании атомных станций и т. д. Там нет никакого нейро сейчас, но зато есть специальные ассистенты, программы, которые помогают организоваться. В некоторых экспериментах уже пробуют использовать данные о так называемой «когнитивной нагрузке» человека для распределения задач в группе, но это пока только эксперименты.

4. Почему вы решили выйти на детскую аудиторию?

Потому что мы исповедуем принцип серендипити — неслучайности встреч и осмысленности даже самых странных совпадений. И эта возможность очень удачно встроилась в основной процесс работы с проектом. Как раз пришло время тестировать интегрированную образовательную программу, включающую в себя набор обычно плохо совместимых друг с другом предметов, относящихся и к инженерному творчеству, коллективной работе, и к био- и нейроинтерфейсам. Это очень сложно сделать сразу в виде большой программы для взрослых — как потому, что это сложно организовать, так и потому, что сознание взрослых уже, как правило, имеет специализацию и с трудом способно интегрировать дисциплины и схемы из разных подходов в новое целое. У детей таких проблем нет — они не знают, что взрослые разделили естественные и гуманитарные науки, или науки и инженерию, а также художественное творчество. Им легче удержать целое. Они и удержали :)

5. В каких профессиях будущего дети себя попробовали?

Само понятие «профессии», боюсь, относится к языку сегодняшнего дня. Когда дети будут работать, профессий как таковых уже особо не будет. Будут виды деятельности на стыках разных сфер, причем в мире, в котором автоматизация забирает все больше рутинных деятельностей у человека — как физических (промышленные роботы), так и интеллектуальных, скажем, написание текстов, аналитика, расчеты и т. д. Соответственно, мы скорее хотели погрузить детей в такую среду и дать возможность в ней повыбирать свой пакет навыков, свое место. В этом смысле они попробовали, что такое нейронет как облако деятельностей — как можно усиливать и улучшать коллективную работу, как можно исследовать ее, как можно управлять группами или разработкой, как можно создавать для этих новых сфер приборы и методики, как можно конструировать деятельность людей (создание игр, в данном случае), как нужно будет уметь управлять собой, показателями своего тела, чтобы в будущем стать адекватным вызовам, которые ставит будущее пространство профессиональной деятельности.

6. Чему принципиально новому научились участники выездной программы?

Это нужно их спрашивать. Думаю, если отвечать на этот вопрос так, формально — за исключением пайки, вряд ли каждый отдельный навык или знание, с которым они познакомились и в который погрузились, был им знаком ранее. Так что все это было новым для них. Насколько это принципиально, виднее детям. Плюс, думаю, что принципиальным новым стало понимание того, что такое нейронет и как будут жить люди в будущем в этом нейронете. Этого и так никто не понимает, даже взрослые. Теперь понимающих стало где-то в два раза больше, после этой смены.

7. Как дети смогут воспользоваться полученными знаниями уже сейчас, а не в будущем?

Я надеюсь, что навыки управления вниманием и своим организмом пригодятся им, что бы они не делали. Исследовательский подход, требующий выдвинуть гипотезы, найти переменные и измерить их — вообще хороший подход к жизни. Исследовательский тип мышления очень полезно иметь в своем арсенале. Аналогично и с играми и проектированием деятельности, надеюсь, они будут не просто создавать и модифицировать игры, в которые они играют с друзьями, но и поймут, что управление сколь угодно сложными социальными системами строится по тому же принципу. Плюс, и это важно, мы старались быть открытыми друг с другом, задавать вопросы, когда они есть, делиться болью, страхами, а также радостями и победами. Не терпеть глупость или странность ­— прояснять и выяснять что и почему. Не принимать правила без обсуждения и понимания. В этот период развития цивилизации и нашей страны эти навыки коммуникации и мышления нужны каждому, и в особенности детям, которым сложнее обычно противостоять внушению, чем взрослым.

8. Программа «Нейронет Профессии будущего» в «АРТ Личности» была пробной, первой. Как вы оцениваете её результаты? Что удалось, что нет, что вышло не по плану?

Оцениваем их как высокие. Цели достигнуты — программа пропилолотирована, контакты с детьми установлены, полтора десятка страниц рефлексии написано: теперь понятно, как делать сетевые магистратуры, что можно делать со студентами и как именно лучше вести или не вести процесс. Организационных ляпов хватало, но ничего критичного или даже заметного для достижения целей.

9. Что при работе с детьми было интересно лично вам?

Всегда интересно в работе с детьми одно — непосредственная живость восприятия, отсутствие всех тех неврозов и проблем, которые успевают нахватать люди к окончанию университета, и тем более дальше, столкнувшись с жизнью. Это — самое главное.

10. Чем отличается детское поведение от взрослого при прохождении одних и тех же тренингов?

Дети знают меньше, энергии больше, самоконтроля меньше. Любопытства больше. Радости больше :)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей