«Подготовиться к ЕГЭ за полгода или за год невозможно»
ЕГЭ

«Подготовиться к ЕГЭ за полгода или за год невозможно»

22 218

«Подготовиться к ЕГЭ за полгода или за год невозможно»

22 218

«Подготовиться к ЕГЭ за полгода или за год невозможно»

22 218

Аббревиатура «ЕГЭ» у многих ассоциируется в первую очередь с неприятным словом «натаскивание» — будь то школьники, родители или учителя. Директор Федерального института педагогических измерений (ФИПИ) Оксана Решетникова считает, что для успешной сдачи ЕГЭ натаскивания не достаточно. Мы поговорили с ней о главных изменениях экзамена за десять лет, soft skills в ЕГЭ и о том, должны ли в школе готовить к главному экзамену.

Какие принципиальные изменения в содержании экзамена произошли за эти годы?

Нужно понимать, что сейчас содержание экзамена построено на требованиях стандарта 2004 года. В нём чётко прописано, что должны знать ученики в каждой предметной области по завершении каждого уровня образования. Дети, которые перешли на обучение по новым стандартам, будут сдавать ЕГЭ только в 2022 году. Поэтому содержание экзамена меняется в соответствии с требованиями стандартов следующего поколения — меняется то, что мы выносим на проверку.

За эти десять лет в моделях заданий мы ушли от тестирования с выбором одного ответа и увеличили в ЕГЭ долю развёрнутых ответов. Они предполагают, кроме знания материала, больше творчества, демонстрацию своих умений. Здесь присутствуют и метапредметные акценты: умение работать с информацией, представленной в разных формах, формулировать и аргументировать своё мнение. Так, например, в последнем задании ЕГЭ по русскому языку в этом году произошло изменение, предполагающее работу с незнакомым текстом, а не заготовленным литературным материалом, — это позволит уйти от шаблонности мышления при выполнении этого задания. Теперь там требуется аргументация собственного мнения, с опорой на представленный текст. Кажется, что это маленький нюанс, но он важный, и таких акцентов во всех предметах добавлено очень много.

За это же десятилетие изменился экзамен по математике. Разошлись направления: есть базовая — математика «для жизни», как её называют наши эксперты, и есть математика для тех, кто продолжит обучение в профильных вузах. У нас есть ребята, углублённо изучающие математику, и гуманитарии. Тем не менее все должны обладать достаточными математическими знаниями для использования в повседневной жизни.

Если говорить о совокупности изменений за десять лет, то мы ставим акценты не только внутри экзамена

Например, итоговое сочинение, которое появилось вне рамок ЕГЭ, влияет на качество развёрнутых ответов в экзамене по русскому языку, литературе, в обществознании, в других гуманитарных предметах. Потому что в сочинении мы сделали упор на размышление, на доказательство своей точки зрения, на грамотную письменную речь — на то, что необходимо для оценки компетенций выпускника. Не могу сказать, что сейчас идеальный баланс достигнут, потому что экзамен — это развивающаяся система. Он будет меняться вслед за изменениями в системе образования.

Вы сказали, что задания сейчас становятся более творческими. При этом много говорят о цифровой проверке результатов. Как совместить эти две тенденции? Разве машина может проверять творческие задания?

Естественно, с приходом цифровых технологий в сферу образования надо думать об их использовании в массовой оценке. Но когда мы говорим о том, что цифровые технологии могут применяться при проверке развёрнутых ответов, мы имеем в виду предметы, в которых это реально и оправданно. Например, информатику.

Никто не говорит о том, что мы сразу начнём проверять сочинения с помощью цифровых технологий и искусственного интеллекта

Безусловно, ещё долгие годы это будет делать человек, потому что сочинения связаны с мнением, носят личностный характер. И доверять их оценку только машине пока, разумеется, рано.

Внедрение новых цифровых технологий — это долгий и ответственный процесс. К чему мы придём через десять лет? Какие возможности нам подарит научно-технологический прогресс? Мы пока не знаем, но об этом стоит думать. Сейчас перед нами не стоит задача загнать все ответы под шаблон, который сможет проверить машина. Мы вообще не за шаблоны.

Мир за последние даже пять лет очень сильно изменился. Сегодня все говорят о так называемых soft skills. Как эта тенденция внедряется в ЕГЭ?

Знаете, это очень интересный вопрос. Я надеюсь, что с вашей помощью удастся объяснить, что в ЕГЭ, собственно, многое уже заложено. Soft skills, мягкие компетенции, — это термин, который обычно принято рассматривать в контексте профессиональных умений. Что нужно работодателю? Чтобы сотрудник владел определённой базой знаний, набором профессиональных навыков и ещё вот этими soft skills, в том числе умел работать в условиях чёткого тайминга, работать в команде. Очень правильный подход. Все уровни образования должны работать на развитие этих компетенций, хотя в первую очередь профессиональное образование, конечно.

Давайте рассмотрим в контексте ЕГЭ реализацию умения коммуницировать, взаимодействовать, доказывать свою точку зрения, вежливо, корректно высказаться по определённой проблеме. Что есть сейчас? Вопросы экзамена, особенно в гуманитарных предметах, носят характер, скажем так, условного диалога благодаря заданиям с развёрнутым ответом. В заданиях ставится вопрос или проблема, и мы просим участников ЕГЭ показать своё умение рассуждать по заданной теме, привести аргументы в контексте изученного теоретического материала. При этом участник может соглашаться или спорить, но при этом доказывает и приводит аргументы.

Сказать, что soft skills проверяются в ЕГЭ, было бы неправильно. Но элементы включения оценки некоторых компетенций, безусловно, есть

Критерии оценки ЕГЭ построены так, что даже в точных науках даётся вариант: «Возможно другое решение». В этой ситуации эксперту необходимо внимательно отнестись к тому нестандартному способу решения, которое предложил участник экзамена. Понять, решает ли он поставленную задачу, пришёл ли он к ответу, который можно считать правильным, насколько интересен его ход решения в принципе. И продемонстрированная участником ЕГЭ креативность мышления может помочь получить высокий результат.

Так что элементы soft skills в ЕГЭ есть, нужные акценты присутствуют в контрольных измерительных материалах (КИМ), и, естественно, эта тенденция будет усиливаться.

Почему же тогда к ЕГЭ есть вечная претензия про «зубрёжку»?

В любом предмете есть теоретические знания, и от этого мы не уйдём никуда. Отказаться от слова «знать» у нас не получится, потому что фундамент знаний должен быть заложен. Нужно выучить таблицу умножения, чтобы потом применять это знание при решении математических задач, а ещё решить задачу, которая будет связана с жизнью, например рассчитать количество рулонов обоев для ремонта.

Когда учителя говорят на уроках: «Давайте мы с вами потренируемся», все воспринимают это как натаскивание на ЕГЭ. Но почему?

Например, задание: выделить в тексте главную мысль и выразить своё отношение к авторской позиции — это умение, которое развивает учитель в процессе всего обучения предмету. И в этом нет ничего плохого, даже если учитель увидел такое задание в КИМ ЕГЭ и использует подобные задания на уроке.

Часто говорят, что в 11-м классе вся страна готовится к ЕГЭ. Но, во-первых, подготовиться к ЕГЭ за полгода или за год невозможно. Можно только попробовать запомнить какие-то базовые элементы по предмету. Это работа на минимальный балл. Но контрольные измерительные материалы рассчитаны на проверку ещё и другого: как ты умеешь свои знания применять?

Иногда приходится сталкиваться с претензиями к натаскиванию на ЕГЭ, тиражируемыми в СМИ. Нередко такие претензии звучат от коллег, которые сами в руки демонстрационные варианты ЕГЭ не брали ни разу. А когда мы открываем их, например, по обществознанию, то сразу становится понятно, что на него невозможно натаскать. На какое-то количество базовых заданий — да. Ну будет выпускник знать термины и понятия, сможет их раскрыть — уже неплохо. А как ему всем этим пользоваться — это уже другое, более сложное умение. Понимает ли он взаимосвязь, может ли установить соответствия, находит ли нужную информацию в источниках и многое другое. И натаскать на это не получится. Можно только освоить эти умения в течение всех школьных лет.

Как, на ваш взгляд, подготовка к ЕГЭ должна быть интегрирована в учебный процесс?

На мой взгляд, слово «ЕГЭ» в школе не должно звучать как цель обучения. Есть обучение, и оно идёт в соответствии со стандартом, с программами, на основе учебно-методических комплексов. Не нужно учить детей «сдавать ЕГЭ», нужно учить детей знать и уметь. А ЕГЭ — это средство измерения, градусник, если хотите.

В нашей системе это как болезнь: стремление всё время к чему-то «готовить». Появилось итоговое собеседование — готовим к собеседованию

Задумайтесь: к чему готовим? Поговорить на разные темы — ну так ведь с родителями диалог есть, с учителями тоже, с друзьями. Все постоянно находятся в диалоге, а мы к этому специально «готовить» решили. Если просто учиться, каждый день открывая новое, вовремя восполняя свои пробелы, для школьника и ЕГЭ не будет проблемой.

Из того, что мы слышим от учителей и учеников, есть ощущение, что пока так не происходит.

Очень жаль! Надо отдать должное Минпросвещения и Рособнадзору за то, что они ввели систему всероссийских проверочных работ (ВПР), несмотря на то что были возражения и недовольство тем, что вводят контроль в других классах, кроме 9-го и 11-го. Замысел, например, ВПР в 11-х классах как раз в том, что выпускник сдаёт предметы, которые не выбирает для ЕГЭ. Это не даёт возможности сужать обучение в старших классах только до 3–4 предметов, по которым сдаётся ЕГЭ. ВПР — не что иное, как некоторый срез и подведение итогов обучения. Среднее общее образование предполагает достижение определённого уровня не только по тем предметам, которые выбраны для ЕГЭ и которые нужны для получения профессионального образования. Это общая культура.

Как вы реагируете на обратную связь, которую получаете каждый год после экзаменов от учителей и учеников?

У нас есть два направления работы со всем массивом данных по экзамену. Первое — предоставить системе образования методические рекомендации, подготовленные на основе анализа типичных ошибок участников ЕГЭ. Второе — совершенствование экзаменационных моделей. Мы вводим штатные изменения, оттачиваем критерии оценивания развёрнутых ответов. В августе мы приступаем к разработке новых материалов для следующего цикла. После завершения цикла ЕГЭ мы обрабатываем и анализируем стандартные ошибки, пишем методические рекомендации. Но надо понимать, что это типичные ошибки в среднем по стране. В каждом регионе свои особенности, поэтому учителя дальше перерабатывают общие методические рекомендации с учётом своего регионального и школьного контекста.

Во время проведения ЕГЭ у нас работает горячая линия, где мы консультируем экспертов предметных комиссий каждого региона. По заданным вопросам мы понимаем, что нужно откорректировать в рекомендациях и инструкциях. Мы постоянно взаимодействуем со всеми участниками процесса, проводим многочисленные онлайн-встречи и с экспертами, проверяющими развёрнутые ответы, и с учителями-предметниками.

Ежегодно проходит общественно-профессиональное обсуждение проектов экзаменационных моделей. В конце августа мы размещаем на своём сайте проекты демонстрационных вариантов контрольных измерительных материалов ЕГЭ, которые мы разработали для следующего цикла экзаменов. И ещё полтора-два месяца, до середины октября, идёт их обсуждение, где на адрес ФИПИ могут написать учителя, родители — кто угодно. Все замечания, которые мы получаем, рассматриваются на научно-методических советах, которые возглавляются крупными деятелями в каждой предметной области. С нами работает большой пул разных экспертов по каждому предмету.

Сама разработка экзамена — это узкая специфическая область, которой должны заниматься специалисты. Но мы постоянно опираемся на мнение профессионального сообщества и признательны за любую реплику, даже если она, скажем так, спорная или отрицающая. Если есть сигнал, значит, к нему надо отнестись внимательно.

По итогам 2018 года что было изменено в ЕГЭ-2019?

Были произведены незначительные коррективы по предложениям специалистов. Например, критерии оценивания и инструкции для экспертов меняются исключительно по запросам самих экспертов. Это постоянные, штатные изменения, которые мы регулярно делаем.

Одно из новшеств — китайский язык. Расскажите, в каком состоянии сегодня этот экзамен?

Он был введён решением Министерства образования и науки и был поддержан Рособрнадзором. Задача была сложная. У нас есть предмет — иностранный язык. Самыми востребованными и включаемыми в государственную итоговую аттестацию много лет были английский, немецкий, реже французский, испанский языки. Соответственно, когда появилась потребность включить в ЕГЭ китайский язык, перед нами встал вопрос, как сделать адекватный инструмент для его оценки.

Китайский язык отличается от языков, которые я перечислила. Это тоновый язык, он абсолютно другой. Критерии оценивания, которые есть в других языках, не могут быть в полной мере применены в китайском. В английском языке, например, не все слова в тексте могут быть понятны участнику экзамена, но он из контекста всё равно поймёт, о чём идёт речь. В китайском языке это невозможно, потому что каждый иероглиф несёт свою информацию. Если ты не знаешь какой-то один иероглиф, есть риск не понять смысл прочитанного текста.

Мы работали со специалистами в области китайского языка, в том числе из МГИМО, МГЛУ, МГПУ, где есть кафедры востоковедения. Проект до введения в ЕГЭ шёл несколько лет, пока мы пробовали разные подходы к построению измерителя, апробировали разные модели. По результатам мы получали обратную связь, благодаря которой дорабатываем экзамен и сегодня. Я думаю, что точку мы ещё не ставим. Да, в этом году какое-то количество детей получит возможность сдать китайский язык. В дальнейшем работа по совершенствованию модели экзамена и отдельных заданий продолжится.

Какие задачи вы для себя сегодня ставите в работе с содержанием ЕГЭ в ближайшем будущем?

С точки зрения содержания экзамена перед нами сейчас стоит важная задача. В 2010 и в 2012 году были приняты федеральные государственные образовательные стандарты. Их до сих пор называют «новыми стандартами». Так вот, дети, которые начали учиться по этим стандартам, будут сдавать ОГЭ в 2020 году, а в 2022 году — ЕГЭ. В стандартах 2010–2012 годов заданы новые акценты: системно-деятельностный подход к обучению, усиление его практико-ориентированности, в большей степени акцент на планируемый результат. Соответственно, задача ФИПИ — предложить модели экзаменов, соответствующие этому стандарту.

Мы уже эту работу начали. Широкое общественное обсуждение новых моделей ОГЭ по семи предметам состоялось осенью. Сейчас у нас практически готовы остальные предметы, и наша задача — перевести ОГЭ к 2020 году на новые рельсы и продемонстрировать в контрольных измерительных материалах новые акценты. Одновременно с этим процессом мы начинаем то же самое делать с ЕГЭ, то есть содержательно он тоже будет меняться к 2022 году.

Здесь важно понимать — это государственная итоговая аттестация, поэтому все изменения должны носить эволюционный характер

По сути, уже сейчас можно сказать, что действующие КИМы включают в себя некоторые задания, соответствующие требованиям стандарта нового поколения. Перед нами задача усилить практическую составляющую заданий.

Чрезвычайно интересно проектировать развитие ЕГЭ в условиях большей компьютеризации. Сейчас речь идёт о переводе в компьютерную форму, как минимум ЕГЭ по информатике. Но мы мечтаем и о более глобальных изменениях. Если нам удастся использовать компьютер и в естественно-научных предметах, это даст нам возможность использовать в ЕГЭ формат виртуальных экспериментов. Безусловно, внедрить это в государственную итоговую аттестацию можно будет только тогда, когда мы вместе с Рособрнадзором убедимся, что это реально сделать во всех регионах. Но как только технологии будут отработаны, мы уверены, наши красивые идеи осуществятся и нам удастся реализовать в государственной итоговой аттестации более современный и интересный компьютерный формат контрольных измерительных материалов.