От года до пятнадцати

От года до пятнадцати

Сказки
Время чтения: 21 мин
Теги по теме:

От года до пятнадцати

Сказки
Время чтения: 21 мин

Сказку можно прочесть. Книг много. Этим, как и большинство воспитателей, мы все занимаемся. Читают им книжки и мама, и папа, и бабушки, и дедушки. Дети смотрят сказки по телевизору и в записи. Они слушают сказки по радио и через магнитофон. При этом внуки по обложкам легко выбирают те сказки, которые им полюбились. Самостоятельно включают магнитофон или без участия взрослых, рассматривают иллюстрации для хорошо знакомого сюжета.

Дети не всегда отделяют сказку от реальности. Перед Новым годом я неосторожно сказал, что Дед Мороз не существует. Гриша посмотрел на меня и засмеялся: «Дед, ты шутишь. А кто же тогда приносит нам подарки?». Грише тогда было уже 5 лет. Я не стал разубеждать, а для себя подумал: «А ведь мне казалось, что он уже способен отделять действительность от вымысла».

Смешение реальности и жизни заставляет детей сильнее переживать за героев сказки, чем взрослых. А включение в сказку знакомых элементов из окружения внуков усиливает воздействие сочиненного сюжета. Я обратил внимание на то, что многие сказки не соответствуют тому быту, в котором растет нынешнее поколение. Описание быта в них соответствует эпохе, когда сказки сочинялись. Этот пробел я восполняю, заменяя некоторые слова в сказках, вводя в сказки элементы современного быта. Могу даже сокращать текст, изменять по ходу чтения сказки. Так выделяю основу сказки, от которой отталкиваюсь при совместном сочинительстве.

В процессе сочинительства под сказкой мною, как и детьми, подразумевается любой сюжет, где присутствуют герои, не имеющие реального аналога в жизни. Там могут быть сказочные герои вроде бабы Яги, лешего, кикиморы. И тут же рядом могут присутствовать мифические персонажи типа кентавра, Минотавра, медузы Горгоны. Вдруг среди них появляются герои былин Илья Муромец или Соловей-разбойник. А могут оказаться герои литературных произведений, скажем, человек-невидимка или марсиане. Я не соблюдаю чистоту жанра, как и не спешу с тем, чтобы дети начали разбираться в литературоведческих терминах, отличая сказку от других произведений искусства. Главное, чтобы им было интересно. Я помню, что они еще плохо отделяют реальность от вымысла, поэтому почти любой вымысел, не претендующий на описание реальности, мы с внуками называем сказкой.

Нами сочиненная сказка — это фактически компиляция известных сказок, фантастики, мифов, баллад с перенесением в наш сюжет действующих там героев. Плагиат не только не запрещается, а даже поощряется, если он помогает творческому процессу.

Юлечка решила сочинить свою сказку. Я в это время держу младшего внука Митю у себя на шее. Юля глядит на меня и выдает свое сочинение. «Папа посадил на себя маму. Мама посадила на себя деда, дед посадил на себя бабушку, бабушка посадила на себя Гришу. Гриша посадил на себя Юлечку. Я высоко сижу, далеко гляжу. Вот и все». Гриша не соглашается, что это сказка. Но для деда важно то, что в свои почти 4 года Юля смогла что-то усвоить из репки, предложив других действующих лиц. А еще она сделала вставочку из сказки Маша и медведь. Я по ходу рассказа этой сказки сажал ее себе на плечи, как медведь на иллюстрации к сказке сажал корзину с Машей. Сейчас я держал на загривке Митю. Видимо, у нее возникли соответствующие ассоциации. Вот почему она закончила свое сочинительство фразой «Я высоко сижу, далеко гляжу», запомнившейся ей с тех пор.

В ее памяти всплыло то, что было разыграно нами 2 года тому назад. Для себя я сразу отмечаю, что ничего не пропадает. Рано или поздно отзвук будет. И вот я радуюсь, что Юлечка уже умеет компилировать из прежних сюжетов. Недостает самая малость — дать осмысленность действиям героев ее сказки. Я надеюсь, что эту малость она освоит за год-два. Ах, если бы она сначала сказала, что все ростом маловаты, чтобы далеко поглядеть, а потом дала бы этот сюжет, то я бы всем знакомым своим твердил, что воспитываю будущего гения! Этап не перескочишь. Это-то уже для нас с Юлечкой есть чудеснейший результат! Она его повторит далеко не сразу.

Как я уже отметил, для моих внуков сказкой является любая фантазия на темы, которые возникли вне реальной жизни. Чуть было не написал: «не имеет отношение к реальной жизни». А на самом деле смысл совместного сочинительства как раз в том, чтобы в сюжеты вкрапливать что-то из нашей повседневной жизни.

Уверен, что любая сказка, хотя и является полной выдумкой, а пробуждает в людях естественные переживания. Дети больше подвержены эмоциям, чем взрослые. Это известный тезис психологов. Правда, некоторые психологи отрицают это. Я посмотрел их работы. Там нет противоречий в выводах. Там разное понимание термина «эмоция». Не будем вдаваться в терминологические подробности, а лишь отметим, что при сочинительстве сказок я гораздо меньше переживаю, чем дети.

Мы сочиняем вместе с внуками. Подчеркну еще раз, что вместе. И вспомните, я сформулировал для себя основной принцип: каждый берет на себя ту часть деятельности, которую он может осуществить. Вот почему я пытаюсь разобраться в том, чем я отличаюсь от своих внуков. Это позволяет лучше распределить роли в ходе общей творческой деятельности.

Мои взаимоотношения с внуками основываются во многом на моих наблюдениях за ними. Юлечка в свои три года легко составляла новые слова. Я делаю вывод, что она уже уловила особенности словообразования в русском языке. Меня просто умиляет, как она это умеет делать. Я так не смогу. Вспоминаю, как меня учили в школе, что поэты начала XX века экспериментировали со словом. Известнейшие поэты составляли новые слова, которые усиливали поэтическое звучание их произведений. Моя внучка здесь не менее талантлива. Так я себе представляю. А вот у меня таких способностей уже нет. Я, конечно, слежу за правильностью ее речи. Не только я, но и Гриша постоянно поправляет ее.

Мой замечательный Гриша удивительно точно находит нужные слова, правильно их применяет. Более того, я иногда прошу объяснить значение отдельных слов. И что же? Подчас дает на удивление точное определение. Хоть составляй вместе с ним толковые словари. А если не может дать определение, то даст сравнение с другими словами, что меня не менее умиляет. А что? В словарь и это иногда стоит поместить. А когда не может сформулировать, то даст небольшой рисунок или пояснит через действие. Ну, прямо так и хочется толковый словарь с подвижными картинками создать в компьютере. Невольно думаешь, что это могло бы стать отличным хобби для внука. За свою жизнь он даст толкование слов не хуже, чем это сделал в свое время Владимир Даль. Только уже в современной интерпретации с использованием новейших технических возможностей. А что? Станет постарше, то и подумаю, как организовать подобное хобби. Что это я размечтался и отвлекся? Фантазирую не хуже ребенка. Пойдет Гриша в школу и потеряет эти способности.

Юля, к сожалению, постепенно теряет поэтический дар легкого словообразования. Она уже знает, какая речевая форма прижилась в языке, какие слова в каком случае надо применить. Жизненный опыт консервирует не только формы языкового общения, а и формы любого творчества. Но при этом расширение знаний о разнообразных ситуациях расширяет границы творчества. Сочинительство не произрастает на пустом месте. Моя фантазия отличается от фантазии моих внуков на основе моих знаний. Я спокойно вставляю в сюжет различные персонажи, которые им не знакомы. Я могу вводить в сказки всяких персонажей из других произведений. А внуки — нет. Они просто с ними не знакомы. Я не придумал героев, а позаимствовал. И внуки вряд ли их придумают.

Итак, первый вывод, который я сделал для себя: я должен постепенно расширять круг героев наших общих сказок. Только не подумайте, что я это расширение планировал. Нет, нет, все по обстоятельствам.

Я создаю определенные образы. Героям свойственна линия поведения, отличительная от других сказочных персонажей. В этом смысле каждый герой индивидуален. Например, кикимора хочет защекотать человека. А вот леший следит за порядком в лесу, не любит посторонних, а еще норовит просто похулиганить. Я пытаюсь сохранить от сказки к сказке один и тот же образ, один и тот же тип поступков. Это необходимо для соблюдения логики в повествовании.

Дети на первых порах не способны создать произведение, выдержанное в логической последовательности. Они этому обучаются в процессе сочинительства. Ведь здесь приходится вспомнить о том, что было сочинено совместно нами ранее. Они начинают улавливать связь различных действий, явлений, характеров. На ежедневных сказках они учатся нахождению причинно-следственных связей. А до той поры, пока они этому еще только учатся, эту роль я беру на себя.

Итак, второй вывод, который я сделал для себя: поступки героев сказки должны быть мотивированы и объяснены детям в процессе сочинительства. Конечно не такими объяснениями, которые проводятся в школе. Надо любить своих детишек, чтобы понимать и делать так, чтобы сохранить состояние творческого процесса.

Это написать просто. А следовать этому приходится на протяжении многих месяцев, что совсем не легко. Сюжет иногда затаскивает вас в такое развитие событий, из которого выход найти не просто. Приходится его искать. А это возможно, если творческий потенциал внуков развивается.

Трудная работа по формированию логической последовательности событий за счет развития сюжетной линии может неожиданно прерываться. Вроде бы у Гриши наметился прогресс. Юля стремится от него не отстать, старается вникнуть в логику событий. И вдруг, на тебе! Как только возникла трудность у героев, для которых Гриша должен найти выход из трудного положения, то он заявляет, что появились джидаи, всех плохих перестреляли, хороших спасли и доставили домой. Я плохо понял, кто такие джидаи. Гриша мне потом объяснил и запустил фильм на DVD для просмотра своих любимых героев.

С одной стороны хорошо, что ребенок смог включить новых персонажей. Включил в сюжет точно и правильно в соответствии с логикой мультфильма, который я потом посмотрел. Там мотивация поступков отсутствует. По крайней мере, та мотивация, которая понятна детям. Там все построено на спецэффектах. Спецэффекты столь сильно воздействуют, что забываешь обо всем остальном. Воспринять на их фоне слова и логику ребенок просто не способен. Это все равно, что смотреть грозу, восхищаясь силой ливневых потоков, яркостью молний и оглушительным грохотом грома. В это время редко думается о чем-то другом. Гроза полностью поглощает. У грозы есть одно чудесное свойство: быстро закончилась и забылась. Но как быть с джидаями? Они ликвидировали в моем внуке те еще слабые логические связи, которые начали складываться. Он как бы моментально поглупел, сделал шаг назад к предыдущему этапу развития.

Мультики с сильнодействующими спецэффектами Грише нравились. Я считаю, что они применимы для мозговой расслабухи. Внукам разрешали их смотреть, когда нужно было детишек чем-то занять, чтобы не мешали.

Я задался для себя целой серией вопросов. Нужна ли расслабуха до оглупления? Нужно ли побыть ребенку одному и помечтать о своем? Нужно ли просто отдохнуть? Конечно, все это нужно. Но как, когда и сколько — это надо продумать. Одна голова хорошо, а две лучше. Вот мы и собрались на семейный совет, чтобы определить порядок просмотра, отобрать то, что является необходимым, решить вопросы чередования отдыха и труда. А что считать трудом? Ведь одна игра может быть трудом, а другая отдыхом.

Вы себе представили семейный совет по типу педсовета? Конечно, специально не собираемся, протоколов не составляем, а вот обсуждаем очень часто.

Отдых способствует развитию — это мое давнишнее убеждение. А зачем нужна глупость типа джидаев? Если предположить, что в мире все целесообразно, то можно попытаться найти ответ на этот вопрос, точнее, оправдать просмотр подобных мультфильмов. Я для себя как-то решил, что они нужны, как нужны в лесу волки, если в нем бегают зайцы. Волкам попадаются наименее приспособленные к жизни зайчики, то есть больные. Через джидаев я увидел пробелы в моих сказках. Но если в лесу будет слишком много волков, то и зайчиков не останется. Вот и мы на семейном совете решили определить порядок потребления эффектных глупостей моими внуками.

Итак, я вместе с моими любимыми внуками сочиняю сказки. Точнее, мы каждый раз сочиняем новый сюжет с известными им уже героями. Постепенно, не спеша, когда уже освоено поведение старых героев, я расширяю мир, вводя новые образы и персонажи. Для меня не имеет значения чистота жанра. Я, как большинство бабушек и дедушек, слабо разбираюсь в жанрах, оставив это для школьных занятий и для умных книг, которые при желании внуки со временем прочтут. Я смешиваю реалии жизни моих внуков и наши фантазии. При этом, как могу, стараюсь соблюдать логику поведения моих героев. Их поступки должны быть мотивированы. Об этом я уже писал, но повторяю для себя еще и еще раз. Вот и здесь решил еще раз напомнить об основных принципах.

Я начинаю, а дети должны поучаствовать. Сказка является основой для проверки знаний внуков, для получения новой информации, для развития их творческого потенциала. Через сказку отрабатывается система поведения, внедряются в сознание моральные устои, формируются жизненные позиции.

Роль сказки велика.

Я по своей работе занимался тренингом для взрослых людей. Сначала придумывал ситуацию, которая может быть близка к реальности, а потом заставлял людей размышлять над принятием решений в соответствии с этой ситуацией. Тренинги помогали им потом в реальных ситуациях. Сказку я как бы превращаю в тренинг. Но ведь детям без жизненного опыта ситуация, приближенная к жизни, будет и не интересна, и не понятна. А сказок они наслушались много, поэтому она для них как раз та реальность, в которой можно проводить тренинг.

В сказке часто присутствуют мама, папа и братик Митя. Митя еще совсем маленький. Он даже ползать еще толком не научился. Юля с Гришей хотят, а то и требуют, чтобы в сюжет были обязательно включены все. Сказку сочиняем вместе, поэтому желания внуков обязательно выполняется. Чаще присутствие родителей чисто условно, к примеру, в начале и в конце сказки.

Сказка может быть очень длиной, а может быть и очень короткой. Как уж получится. Вспоминаю, как Юлечка после моей краткой сказочки как-то сказала: «И это все?». На что получила ответ: «Как ты мне вчера». А потом я услышал после очередной сказки, сочиненной ею самостоятельно: «Вот и ты теперь длинную сказку расскажи». И вынужден ведь был рассказать длинную сказку.

Все персонажи в сказке должны быть понятны детям. Как правило, они взяты из уже известных им произведений с разбавлением окружающих реалий. Это один из элементов приближения нашего творчества к реальности. Ведь дети почти одинаково переживают при описании реальной ситуации и при сочинении событий, в которых присутствуют нереальные герои.

Я не продумываю сюжет сказки заранее. Он у меня возникает по ходу работы с внуками. Ведь от их реакции и интереса сюжет может пойти то в одну, то в другую сторону. К тому же, я стараюсь связать сюжет с событиями семьи, которые произошли в этот день или еще свежи в памяти.

Это не означает, что ничего не планирую. Я слушаю радио, читаю книги. И для себя, и для внуков. По ходу у меня возникает план сказки. И я могу начать его осуществлять. Но план может быть сломан в процессе совместного творчества. План — это лишь руководство к творчеству, а не производственное задание.

К тому же, я не собираюсь вырастить из внуков сказочников или писателей. Напомню, что моя сказка больше похожа на тренинг. С помощью сочинительства я помещаю детей в различные ситуации, где они должны принимать решения. Они начинают где-то соображать, что их поступки каким-то образом должны объясняться, что от собственных поступков, совершенных сегодня, зависит их завтрашний день, что они должны придерживаться определенных моральных правил. Список задач сочинительства вы, бабушки и дедушки, можете продолжить.

Список задач я пытаюсь дополнить классификацией по сказкам:

1. Сказка без непосредственного участия внуков. К этому условному классу я отношу любые сюжеты, где внуки не задействованы. Такие мои сказки я сравниваю с телевизором, который они смотрят. Здесь они сопереживают, но от них развитие событий никак не зависят.

2. Внуки становятся непосредственными участниками сказки, которая построена по законам книжной сказки. В этих сюжетах дети как бы переносятся в обстановку привычных им сказочных героев. Они становятся участниками событий. Им знакомы характеры сказочных персонажей и обстановка. Но эта обстановка вне их реальной жизни.

3. Сказочные герои приходят в мир повседневного быта внуков. В этом случае сюжет строится на основе определенных правил поведения в быту.

Зачем я об этом? Просто меня уже не в первый раз куда-то занесло. Вот, если бы я собирался иметь тысячи внуков, то тогда моя классификация… Точно, занесло куда-то не туда. Но все же я наблюдаю за собственными действиями и анализирую их. А что я сам-то знаю и умею?

Честно признаюсь, что к рождению первого внука позабыл почти все сказки. Первые недели, когда читал сказки Грише, я сам знакомился с ними. Поэтому еще и учился тому, чтобы включать в сюжеты внуков, а тем более компилировать из всего многообразия новые сюжеты. Это я том, что не бойтесь того, что в первое время вроде бы не ваше. Обучитесь быстро. А дети ваши действия не оценивают. Они не учителя и не начальники. Они увлекаются или не увлекаются. А вы обучаитесь, когда видите их реакцию.

На последующих этапах я вводил своих внуков в обстановку сказочных героев. Например, при очередном рассказе сказки о Маше и медведе я сажал Юлечку себе на шею. Она представляла себе, что сидит в коробе. Я присаживался на табуретку, а Юля при этом произносила: «Не садись на пенек, не ешь пирожок. Высоко сижу, далеко гляжу».

А потом тематика сказок расширялась. Уже смешивались фантастические и сказочные герои. К примеру, время от времени в нашу жизнь вмешивается домовой, или к нам забрался человек-невидимка.

Конечно, реально сказка может начаться по любому варианту, обозначенному в классификации, а потом происходят различные события, когда внуки становятся то сторонними наблюдателями, то участниками событий в собственном доме, куда пришли персонажи сказок, то оказываются в обстановке, которая является естественной для сказочных героев.

Главное, не забывать, что действие должно быть понятно внукам. Понятно в том смысле, что они ощущают мотивированность поступков в ходе сюжета. А мотивы становятся для внуков естественными, если они сами действуют в этих сказках, а не какой-то герой за них. Для этого они должны почувствовать себя на месте героев, а еще лучше поучаствовать в развитии сюжета. Вот почему они так любят сказочки про Юлечку и Гришечку, где являются героями всех приключений, поэтому должны принимать самостоятельные решения. А это не просто предлагать решения, пытаясь оценить результаты собственных поступков. А ведь иногда в сказке происходит неожиданный поворот. С одной стороны, сохраняется та самая интрига, которая позволяет ждать событий и сильнее переживать. А с другой стороны, я могу развернуть события в неожиданном направлении для внуков. А тогда требуется соображать, чтобы найти решение и не погубить себя и своих героев. Инновация? Конечно, нет, хотя и сделан еще один шаг, чтобы приблизиться к ней.

Вот пример из моего общения с внуком.

Дед рассказывает Мите сказку.Он говорит, что Митя собрал из конструктора Лего самолет. Тут Митя возражает. Мол, не так. Дед: «А как?» Митя: «Надо все по порядку. Сначала Митя идет по улице. Потом видит магазин, где Лего. Митя заходит в магазин. А там много-много всяких коробок. И в каждой коробке лего. Понял? Рассказывай подробно. Дед рассказывает подробно. В конце-концов Митя построил вертолет и полетел на нем. А тут ему навстречу Змей-Горыныч. Здесь Митя опять вмешивается: «А в вертолете Митя?» Ответ краток: «Да» Митя: «Змея-Горыныча не надо».

Сказочка о Юлечке и Гришечке

Сказка начинается словами: «Жили-были Юлечка, Гришечка, мама и папа».

Такое начало требуют дети. Для них оно, видимо, является основой нашего сказочного жанра. Если начало иное, то Юлечка обязательно поправит меня.

Жили — не тужили. А в том царстве, где они жили, был один хороший король. А у него был сын. Король решил женить принца. Для этого объявили бал. На бал пригласили всех девушек королевства. Решила пойти на бал и наша Юлечка.

Как, Юля, будешь к балу готовиться?

Юля начинает вспоминать и перебирать свои наряды. Отбирает лучшее. Обязательно скажет и о том, как украсит свой наряд.

Я сделаю себе красивые бусы. Сначала я посажу самые красивые бусинки. Они должны быть в середине. А потом остальные подберу к бусам.

Ты у нас будешь красивой. Вы поженитесь с принцем?

На балу будут танцы. Он решит, что я самая красивая.

Но принцу нужна будущая королева. Ему же надо заботиться о людях в своем королевстве. Девушек там будет красивых много. А ему нужна еще и умная. Он устраивает конкурс на то, кто лучше прочтет стихотворение.

Юлечка читает стихотворение. Она старается это делать с выражением.

Меня ужалила пчела.

Я закричал: «Как ты могла?!

«Пчела в ответ: «А ты как мог

Сорвать любимый мой цветок?

Ведь он мне был ужасно нужен.

Я берегла его на ужин!»

(М. Бородицкая)

Я похвалил ее. Такие стихи всем должны понравиться. Ведь они об уважении к трудолюбивой пчелке.

Потом принц проверяет, кто лучше умеет готовить. Он устраивает пир на весь мир. Народу много. Все во дворце уместиться не могут. А каждая девушка принесла с собой еду. Ту, которую она сама приготовила. Что ты Юлечка приготовила?

Здесь встревает Гриша. Он считает, что надо взять чипсы и колбасу.

Но нужно ведь ту еду, которую приготовит сама Юлечка.

Гриша предлагает картофель фри.

Но она это готовить не умеет. Пусть приготовит кашу.

Здесь мы вспоминаем, как варится каша. Внуки забыли, сколько надо воды, предложив налить ее в кастрюлю слишком мало. Здесь мы вспоминаем ранее прочитанный рассказ Носова «Мишкина каша». Они с удовольствием вспоминают муки мальчиков, которые не могли сварить кашу. Вспомнили полный процесс варки каши, долив воды и положив соли.

Юля хочет приготовить еще пирог.

А ты помнишь, как пирог делается?

Я бабушку попрошу. Ты помнишь, я ей помогала.

Договорились, что Юлечка попросит бабушку. Итак, пирог и каша готовы. Можно идти на пир. По сюжету сказки пир устраивается во дворе около дворца. Гости рассаживаются вокруг стола. На нем стоят тарелки, лежат вилки и ложки.

Все гости попробовали кашу. Хорошая каша. Вкусная.

В процессе сочинительства сказки я гляжу на улицу. Хотя уже конец апреля, трава зазеленела, и почки набухли, но вдруг небо потемнело и налетели белые хлопья. Настоящая пурга. Я говорю: «Взгляните в окно. Это же настоящая пурга». И мы представляем, что пургу наслал Черномор. Он схватил Юлечку и улетел вместе с ней.

Принц загрустил. Надо спасать бедную Юлечку. А он не может королевство оставить. Ведь он должен заботиться о людях своего королевства. Тут Гриша может помочь.

Гриша пошел домой на кухню. Он оделся так, чтобы не замерзнуть. И взял с собой из еды то, что было дома: хлеб, морковь и яблоки. И собрался в путь-дорогу.

Тут Юлечка добавляет: «А еще взял меч». Я спрашиваю: «Зачем?». Ответ на удивление логичен: «Он должен мечом бороду отрубить Черномору».

Я про себя отмечаю цепкую память внучки. Ведь Черномор употреблялся в паре сюжетов где-то полгода тому назад. Тогда по сюжету он, как и здесь, схватил Юлечку, а Гриша справился с ним, отрубив ему бороду. Помнит не только само действие, а и имя злодея.

И еще. Юлечка уже представляет определенные действия персонажей. Она не просто следует за сюжетом, который я предлагаю внукам, она следит за тем, чтобы все было правильно.

Продолжаем сочинять сказку. Я не стремлюсь к правильной трактовке имен сказочных героев. Любые ассоциации, понятные внукам, для меня годятся.

Гриша пошел искать Черномора. А где он может обитать? Я поясняю, что есть Черное море, поэтому и Черномор. Оно на юге. А как определить, где юг? Солнце днем на юге.

Тут наблюдательный Гриша резонно возражает, что на улице метет, солнца не видно. Подсказываю ему. А ты помнишь, где с какой стороны солнце у нас во дворе светит? Оказывается, не знает. Я напоминаю, где солнце находится днем. Определили направление юга. Итак, Гриша пошел в сторону юга.

Вышел к лесу. Бредет лесом. Птички чирикают, есть хотят. Ведь Черномор набезобразничал, пургу наслал. Еда для зверюшек и птичек вся снегом занесена. Гриша помнит, что мы взяли с собой хлеб. Покормили птичек.

На этом этапе внуки легко продолжают действие сказки.

А вот и зайчик выскочил. Дали ему морковки.

Ежик съежился. Бедняжка, холодно и голодно ему. Да и боится Гриши. Гриша ему яблоко дал.

Внукам и следующий эпизод хорошо знаком. Лес все гуще. Гриша перебирается через чащобу, перелезает через поваленные деревья. Видит, стоит избушка без окон, без дверей, на курьих ножках. Юле не терпится, поэтому она подсказывает Грише, что надо сказать: «Повернись к лесу задом, а ко мне передом». Избушка развернулась к Грише.

Из окошка выглядывает Баба Яга: «Зачем, Гриша, ко мне пожаловал?». Гриша объяснил, что беда приключилась, злой Черномор утащил сестру Юлечку.

Здесь мы как бы повторили ситуацию, которая определяет сюжет сказки. Повторы необходимы, иначе дети могут потерять канву повествования, а они должны все время чувствовать логику событий. Я обращал внимание на то, что в скороспелых мультиках часто идет нагромождение событий и спецэффектов, а детское восприятие не способно уследить за логикой повествования. Я же слежу, чтобы сказка развивала у детей логическое мышление. Они должны научиться понимать, что события происходят не сами по себе, а имеют свои причины и влияют на последствия.

Баба Яга говорит, что она сейчас печь растопит и Гришу в этой печи изжарит. Что будем делать? Ситуация опять типичная. Гриша предлагает: «Не будь злой, бабушка, будь доброй. А я тебе за это рассказик сочиню». Гриша любит сочинять рассказики с выстрелами и боями. Но полного повтора в его рассказах я не замечал. Всегда один сюжет отличается от другого. Он краток. «Жили-были Юлечка и Гришечка. Вдруг прилетели люди с Марса. Нет, не люди. А такие монстры. У них много глаз. Туловища круглые. И щупальца. Помнишь, дед, я такие рисовал. Страшные. Они решили Юлечку утащить. Я им сказал, что они ее не утащат. У них на голове шлемы, защитные рубашки, как у ОМОНа, и автоматы узи. Они думали, что их убить нельзя. А я как достал свой лазерный меч. Раз-раз. И их больше нет. Всех поубивал. Спас я свою сестричку. Все». И при этом Юлечку обнял.

Я спрашиваю Юлечку: «Ну, и понравилась Бабе Яге такая сказка?». Юле понравилась. А раз сказка понравилась, то Баба Яга дала клубок Грише: «Пусть клубок сам катится. А ты иди по ниточке и придешь в царство Черномора».

Шел, шел Гриша за клубком по ниточке. Видит, дворец стоит. А в том дворце Юлечка бедная плачет. А рядом Черномор противный ей говорит: «Будешь у меня во дворце жить. Я хочу, чтобы ты моей женой стала. Ты красивая. Ты вкусную кашу приготовила. Ты умная девочка. Давно такую жену я себе искал».

Гриша вскочил во дворец и закричал: «Не будет по-твоему. Она за принца замуж выйдет». Схватил Гриша Черномора, начал с ним бороться, а тот взлетел, поднялся в небо. Гриша крепко держится за Черномора. А тот кричит ему: «Страшно высоко я лечу! Упадешь сейчас! Разобьешься!». Юля не выдерживает и говорит: «Сейчас Гриша ему бороду мечом отрежет».

Падает обессиленный Черномор без бороды. Взмолился: «Не убивай меня, Гриша». Гриша сказал: «А ты не будешь больше мою сестру похищать? Тогда прощаю тебя».

Вышли из дворца Юлечка с Гришечкой и пошли домой.

Тут возражает Юлечка: «А мы же птичек кормили. Зайца и ежика. Ты не забыл дедушка?».

Этим вопросом она меня порадовала. Помнит действия из данной сказки. Ждет развития. И знает, что добрые поступки должны потом вознаградиться. Это она еще в трехлетнем возрасте хорошо усвоила. Сказке еще не конец. Дальше сочиняем.

Надо обратно идти. А как дорогу найдем? Ясно, что по ниточке от клубочка.

Вот и дошли опять до Бабы Яги. Сидит у окошка, под нос себе бормочет: «А-а-а, справился с Черномором. Жив остался и свою сестренку спас». А Гриша как будто и не слышит этих слов, и говорит: «Спасибо тебе, бабушка. Помогла ты мне. Дошел я до Черномора». А она отвечает: «Сама вижу, не слепая. А теперь куда пойдешь? Дорогу-то ты не найдешь. Ха-ха-ха. Останетесь вы у меня с Юлечкой навсегда».

Тут-то я спрашиваю внуков: «Что делать будете?». Гриша уже в подобных ситуациях предлагал джидаев, которые без всякой причины прилетели и сделали все необходимое для завершения сказки. Но к данному моменту он уже усвоил, что они по ходу сюжета никак не вписываются. Ситуацию решил разрубить просто: «А я ее из пистолета застрелю». Тут мы вспоминаем, что пистолета он не брал с собой. «А у меня меч есть. Убью ее».

Это решение мне не нравится. Я и говорю: «Тут и сказке конец будет. Юлечка не выйдет за принца замуж. Ведь шли вы до избушки Бабы Яги по ниточке. А домой как вернуться? Ведь дороги не знаете». Внуки становятся в тупик. А я еще масло в огонь подливаю: «Чем питаться-то будете?». Юля пытается вырулить ситуацию: «Ягоды будем собирать». Я возражаю: «Долго ли на ягодах продержитесь?» Внуки вспоминают сказку из книги замечательного художника Сутеева. Там сначала заяц яблоки роздал разным животным, а потом эти животные принесли различной разнообразной еды его голодным детишкам. Это решение меня радует. Я помню, что подобное решение мы уже в одной из наших сказок находили. Помнят. Правда, там чуточку иная ситуация была. Тогда Юлечка с Гришечкой папу с мамой ждали, есть хотели. Звери, которым они сделали добро, еды принесли им. В той сказке сами поели и еще маму с папой угостили. А здесь другая задача: надо из леса выбираться.

Цель не поставлена четко, поэтому ушли от самого главного. Это я про себя фиксирую, а вслух сказочка продолжается. Сначала объясняю, что им из лесу надо выйти, а не поесть вкусно. Озадачены. Соглашаются. Помогаю внукам найти выход. А может быть что-нибудь для Бабы Яги сделать? Она тогда отпустит и дорогу укажет.

Юля тут же подхватила идею: «А мы ей опять сказочку расскажем».

Тут я уже за Бабу Ягу говорю: «Ох, надоели уже все ваши сказочки. Лучше для меня дело сделайте».

Спрашиваю: «Согласны?»

Гриша сразу: «А какое дело?»

«А такое. Украл у меня Кощей Бессмертный ступу с помелом. По лесу на машине не поедешь. Другого средства передвижения у меня нет. Вот вы мне и верните эту ступу с помелом».

Делать нечего.

«А где Кощей живет?» — спрашивают у Бабы Яги.

«А здесь рядом. Вон туда идите».

Я в сюжете делаю небольшую вставочку. В этой вставочке Юлечка и Гришечка попросили Бабу Ягу накормить их: «Только как же мы дойдем? Мы давно уже ничего не ели, не пили». Напоила и накормила их Баба Яга. Уж очень ей хотелось получить обратно ступу с метлой. Эта вставочка сделана мною так, на всякий случай, на будущее.

Пошли Юлечка и Гришечка. Быстро нашли дворец Кощея Бессмертного. Сидит он у дворца на ступе Бабы Яги, а метла забор подпирает.

Я не прошу детей долго размышлять. Сам создал ситуацию, сам ее разрешаю. Выкрасть ступу с метлой нельзя. А вот мы знаем, где смерть Кощеева находится. Она находится на кончике иглы, игла в яйце, яйцо в утке, а утка в зайце. Что делать будем. Надо зайца этого найти. А как его найти?

Внуки опять в тупике. Юлечка, всегда первой в этом признается: «Не знаю».

А что если нашего зайчика попросить? Авось он знает, где другой заяц живет.

Наш заяц выгнал другого зайца. А тот бежит быстро. Не догнать его. Тут ежик под ноги зайцу подставился. Заяц укололся, от боли рот раскрыл, а изо рта утка вылетела. Тут птички на утку налетели, она растерялась, и яйцо из нее выскочило. Яйцо прямо к Юлечке в передник платья упала. Что делать будете?

Гриша сразу заявляет: «Это проще простого. Яйцо разбить и иглу сломать». Он, видимо, представляет себе, что можно и руку поранить. «Только осторожно надо. Лучше плоскогубцами. Только их нет у нас. Ну, и пусть. Поранимся. Ничего, плакать не станем».

Тут я опять даю совет. А можно на один камень положить, а другим ударить. Игла и сломается».

Внуки довольны. Психологическое напряжение снято. А они ведь сильно переживали. И не только по сюжету. Они переживали еще из-за трудностей в поиске решения.

Вернулись к Бабе Яге. Та свое слово сдержала. Направление указала. Пошли Гришечка с Юлечкой. Идут, радуются, природой наслаждаются. К тому же и погода улучшилась. Солнышко светит, птички весело поют, зайчики радостно скачут, ежики по ельнику довольные бегают.

Направление в лесу потерять легко? Легко. Что нужно сразу сделать?

Посмотреть на солнце и все время следить, чтобы оно было с одной стороны. Это понятно.

А что Баба Яга? Успокоилась и на печь легла? Нет. Она вскочила на свою метлу и помчалась к кикиморе и к лешему, чтобы попросить их не пропускать Юлечку и Гришечку. Коварная? Коварная. Слово-то сдержала, а потом напакостить старается.

Идут по лесу. Спокойно, хорошо. Болото надо перейти. Гриша берет палку и ощупывает кочки. Это он помнит из другой сказки, где башковитый ежик перебирался через топь с палкой, что ему и помогло безалаберного зайца спасти, который просто прыгал с кочки на кочку. Итак, Гришечка и Юлечка бредут по болоту.

Тут вдруг из тины болотной кикимора вылезает. Вся зеленая. И ну щекотать.

Я начинаю щекотать Юлю и Гришу. Они довольны. Они давно уже знают, что от кикиморы есть хорошее средство. Нужно что-то смешное рассказать.

Начинает Юлечка. Она произносит стишок из букваря, по которому сейчас работает Гриша:

— Где купили вы, синьор,

Этот красный помидор?

— Вот не вежливый вопрос,

Это собственный мой нос.

(С. Маршак)

А теперь пусть Гриша расскажет что-нибудь для Кикиморы.

Григорий рассказывает свой любимый анекдот.

Одной девочке дали пакет. И сказали, чтобы она в него не заглядывала. А любопытно все же. Открыла пакет, а из него рука выпрыгнула. Она испугалась — и бежать. А рука за ней. Она все быстрее. И рука все быстрее. Прибежала домой. И рука в дом, к ней. Не знает уже куда бежать. Тут рука ее коснулась и говорит: «А теперь ты за мной побегай».

Правда, дед, смешно? Я смеюсь. Сказка продолжается.

Тут от дерева отделился леший.

Это внукам понятно. Воображение у них включается на такую ситуацию быстро. Они много раз гуляли по лесу. И мы с ними часто представляли, что отдельные деревья на что-то похожи. Поэтому им легко представить, как совершенно неожиданно возник леший.

Леший в наших сказках состоит из сучьев. Пальцы страшные, сучковатые, тело в форме бревна, руки напоминают ветки, а нос в форме короткого сучка. Следит за порядком в лесу.

Юлечка и Гришечка рассказали ему, что кормили птичек, покормили зайчика и ежика. Леший понял, что детишки хорошие: «А мне Баба-Яга сказала, что вы скверные дети. Обмануть меня хотела». И указал еще раз дорогу Юлечке и Гришечке.

Вышли они на опушку леса. Да не рядом с домом. Место оказалось для них совсем не знакомо. Что делать?

Гриша и Юля хорошо знают ответ на этот вопрос. Надо обратиться к любому взрослому человеку и пояснить им, что они не знают дорогу домой. Здесь мы с внуками повторяем в очередной раз домашний адрес. Итак, Юлечка и Гришечка пришли домой. Мама рада. Папа рад. И Митя рад. Все рады. Гриша и Юля рассказывают им об основных приключениях.

Я прошу внуков сказать о том, что они в первую очередь расскажут маме и папе. Это идет как бы закрепление материала. Дети с удовольствием вспоминают о наиболее ярком для них эпизоде.

Гриша говорит, что он расскажет о том, как он сражался с Черномором.

Юля считает, что ей интересно рассказать про Бабу-Ягу.

Итак. Мы дома. О принце не забыли.

Вот он, принц наш дорогой и любимый. Как только увидел Юлечку, то сразу обрадовался и взял ее под руку. Потом повел к королю и королеве: «Это моя жена». Пир закатили на все королевство. А Гриша теперь был самым главным командиром в этом королевстве.

Вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец!

В конце сказки я всегда стараюсь зафиксировать отношение внуков к сказке. Иногда они говорят о том, что по их мнению не хватило для полного удовольствия. Это может быть отсутствие каких-нибудь героев. Они могут считать сказку слишком короткой. Бывает, что им жалко какой-нибудь персонаж. Иногда Гриша высказывает свои соображения по самому сюжету. Обязательно объяснит, что в сказке его не устроило, а потом добавляет: «В другой сказке этого не надо, дед». Я никогда не возражаю, соглашаюсь. А на этот раз они оба сказали, что сказка им очень понравилась.

Привычка к сочинительству вместе с взрослыми помогает во многом. Потом будем делать совместные проекты, хотя там уже иные цели по развитию ребенка, а потом и подростка. В любом виде воспитания и образования привычка к совместной дяетельности полезна.

Перейдите к разделу МОТОРИКА