«Не бывает ложной надежды, а бывает ложное отчаяние»: отец девочки с аутизмом — о том, как изменилась его жизнь

«Не бывает ложной надежды, а бывает ложное отчаяние»: отец девочки с аутизмом — о том, как изменилась его жизнь

2 311

«Не бывает ложной надежды, а бывает ложное отчаяние»: отец девочки с аутизмом — о том, как изменилась его жизнь

2 311

Новость о том, что у ребёнка аутизм, синдром Дауна или ДЦП, вызывает у родителей шок. Все по-разному реагируют на ситуацию: некоторые отцы уходят из семей, другие же бросают все силы на то, чтобы помочь и жене, и ребёнку. Три отца рассказали сайту «Милосердие.ru», как изменилась их жизнь после того, как в ней появился особый ребёнок. «Мел» выбрал одну из этих историй.

У дочери директора по интернет-продуктам Игоря Громова Кати диагностировали аутизм в пять лет. Она родилась на три недели раньше срока. Девочка отставала в развитии от сверстников. До четырёх лет родители надеялись, что она заговорит. «Продиагностировать хоть что-то мы пытались с первых дней Катиной жизни. Постоянно сдавали анализы. Чаще подозрения не подтверждались, но каждый раз это была страшная нервотрепка. За всё это время руки у меня опустились единственный раз: когда пять лет назад психиатр влепила Кате подозрение на тяжелый генетический диагноз после пятиминутной консультации. И это был диагноз-приговор. Он не подтвердился, и тогда нам сказали, что это, наверное, аутизм», — рассказывает Игорь.

В семье не было разговоров о том, кто виноват и почему так получилось. Абсолютно все пытаются сделать жизнь Кати лучше. Помогают и родители, и сёстры, и племянник Игоря.

По словам Игоря, до рождения Кати он никогда близко не сталкивался с особыми детьми и мог сделать вид, что не замечает такого ребёнка: «Мне были совершенно безразличны права родителей особых детей и устройство системы образования. Если бы не было Кати, я бы считал, что в сегрегации нет ничего плохого. Сейчас я восхищаюсь людьми, которые крушат стены и меняют систему. Это титанический труд, и я стараюсь если не помочь деньгами, то хотя бы головой во всем этом поучаствовать».

С семи лет Катя учится. В этом году она окончила первый класс. Игорь говорит, что верх счастья для него и его жены Ольги — это когда у Кати что-то начинает получаться. У Игоря гибкий рабочий график. Это позволяет ему ездить с Катей к специалистам, но, тем не менее, меньше он работать не стал.

«Я, честно говоря, не понимаю, как живут отцы, которые уходят из семьи. Самая простая аналогия: раненый на поле боя. У меня никогда не было мысли, что я могу бросить раненого. Этот образ придумал Гленн Доман — человек, который выстроил целую систему физической реабилитации детей с самыми разными повреждениями мозга. В его книжке я прочитал, что не бывает ложной надежды, а бывает ложное отчаяние. Я считаю, что надо стараться, и результат будет. В нашем случае точно».

Игорь Громов

Игорь и его жена хотят ещё детей, своих или приёмных. Мужчина уверен, что когда-нибудь появится лекарство от аутизма: «Иногда я зачитываю Оле и ее маме научные футурологические прогнозы, они хихикают. Но аутизм — очень острая проблема. И рано или поздно таблетку должны придумать. Я мечтаю, что лет через десять Катя сможет нам рассказать обо всем, что у нее наболело за это время. Очевидно, ей есть что сказать».

Истории ещё двух отцов можно прочитать на сайте «Милосердие.ru».

К комментариям
Комментарии
Отправить
Больше статей