Экзамен на выживание: почему система образования в России не так уж и изменилась за два века
Экзамен на выживание: почему система образования в России не так уж и изменилась за два века
Время чтения: 5 мин
Экзамен на выживание: почему система образования в России не так уж и изменилась за два века
Время чтения: 5 мин

Мне вот стало интересно, волновались ли перед экзаменами гимназисты царской России, что они вообще думали про экзамены в те времена и что думают школьники и студенты сегодня. Прочитала статью педагога и публициста XIX века Владимира Стоюнина «Мысли о наших экзаменах». А потом провела небольшой опрос современных учеников. И знаете что? Боятся экзаменов все: и тогда, и сейчас.

Всё ближе итоговая аттестация в лицеях, гимназиях и школах. Если вдруг (ну бывает же и такое) вы не знаете о современной системе сдачи экзаменов, то вот небольшая справка. Речь идёт о ГИА (государственная итоговая аттестация после 9 класса) и ЕГЭ (единый государственный экзамен после 11 класса). Экзамен проходит централизованно по всей России. Это одновременно и выпускной экзамен из школы и вступительный экзамен в вузы. На всей территории России применяются однотипные задания и единые методы оценки качества работ. После сдачи экзамена всем участникам выдаются свидетельства о результатах ЕГЭ (в быту нередко называемые «сертификатами»), где указаны полученные баллы по предметам.

Такой вид сдачи экзамена не всегда продуктивен. Вместо индивидуального подхода к каждому предмету, к каждому ученику, целый год идёт натаскивание на экзамен. Это происходит следующим путём. Ученики вместо математики решают типовые тесты ЕГЭ или ГИА, второстепенные предметы изучаются пассивно, образовательный процесс нарушается. Часто негативное отношение к экзамену выражают сами учителя, упрекая учеников в незнании предмета, отсутствии стремления к знаниям и начинают наводить панику среди учеников разными методами. Например, напоминают о тотальном контроле, о камерах в аудиториях во время ГИА и ЕГЭ, наказаниях за списывание.

Поэтому тут важен психологический фактор: ученик чувствует себя неуверенно, волнуется и переживает по поводу предстоящего экзамена. Боится, что если он не наберёт определённое количество баллов, заветная дверь в престижный университет захлопнется перед ним, как минимум на год.


Система образования в XIX веке

В XIX веке ряд известных деятелей и просветителей не соглашались с системой образования прошлых столетий и пытались внести свои коррективы. К примеру, известный литературовед и просветитель Владимир Стоюнин в работе «Мысли о наших экзаменах» описал всю субъективность и случайность оценки знаний учащихся на экзаменах, формальность оценок и их отрицательную роль в жизни молодых людей. Вот цитата Стоюнина:

«Кто сколько-нибудь наблюдал над молодыми людьми, тот хорошо знает, с каким страхом является на экзамен самое огромное большинство из них: на десять человек найдётся разве одна смелая натура, которая может овладеть собою и наружно не показать этого страха, и на двадцать пять вряд ли найдётся смелая натура, которая действительного не чувствовала бы никакого страха».

Педагог и публицист Стоюнин говорит о внутреннем состоянии учащихся и о том, с каким страхом они идут на экзамен. В «Мыслях о наших экзаменах» приводятся вот такие яркие описания студентов:

«Один с восторгом рассказывает, что из 100 билетов, он хорошо знал только десять, и два из них попались ему; он бойко ответил и получил высший балл. Другой, напротив, чуть ли не со слезами объявляет, что он не успел посмотреть только пять билетов, и, как нарочно, один из них попался ему, он сбился и получил неудовлетворительный балл.

Третий восхищается тем счастьем, что ему пришлось отвечать из последних, когда экзаменаторы крайне утомились, спрашивали слегка, кое-что, иначе он непременно провалился бы

Четвёртый проклинает свою робость, которую приняли за незнание и с единицею удалили его от зелёного стола. Пятый уверяет, что он хорошо знал весь предмет, но не спал всю ночь, сидя за приготовлением, в голове всё смешалось, он спутался в своих ответах, и роковое „не знаете“ решило его участь».

Стоюнин говорит о том, что экзамен как лотерея, а хорошая оценка — дело случая. Многое зависит от человеческого фактора. Например, от отношения экзаменатора к студенту. Даже если гимназист подготовился основательно и разбирается в предмете, предыдущий опыт может сыграть с ним роковую шутку. И экзаменатор будет уже опираться не на знания, а на то, как молодой человек учился на протяжении всего семестра/года.


А что сегодня?

Конечно, нынешняя система оценивания школьников и система экзаменов прошлых столетий отличаются друг друга. В нашем случае это экзамен в виде тестовых задач, а в стоюнинскую эпоху — словесное изложение. Но в университетах всё ещё работает форма устного экзамена по семестру. И чтобы найти сходства, я провела своё небольшое исследование. Опросила молодых людей, что они думают об экзаменах и какие чувства испытывают, когда наступает «роковой день». Вот что они ответили:

«Для меня никогда не было страшным это страшное слово — экзамен. По сути, сама жизнь — это своего рода экзамен. Она проверяет тебя на прочность каждый день. Что касается экзаменов учебных, то и они, как сама жизнь, не очень-то справедливая штука. Преподаватели относятся к тебе предвзято, по сложившемуся у них личному впечатлению о тебе. И не всегда это впечатление хорошее, потому что человеческий фактор никто не отменял. Что с этим делать? Я не знаю. Наверное, учителям нужно глубже смотреть в личность ученика, знать кое-что о его внеучебной жизни, чтобы сложилась полная картина», — студент филологического факультета, 21 год.

«Считаю, что экзамены — это отличный способ получать измеряемый результат обучения. Возможно, такая система оценки несовершенна и требует доработки, но в наше время экзамены сильно упрощают жизнь и делают образовательную систему более прозрачной», — философ, 24 года.

«Некоторые преподаватели весь семестр не гоняют по материалу, а на экзамене требуют расширенный ответ.

В моём случае экзамен — это большой стресс. Потому что всё не выучишь, а списать сложно

Даже если студент все хорошо написал, всегда будут дополнительные вопросы не по билету. Обычно по теоретическим дисциплинам не валят, если видят, что студент посещал занятия, а по дисциплинам, что проходят за компьютерами, все очень сложно с преподами. Хорошо, что сейчас нет таких дисциплин. Что касается иностранных языков, то если студент не может рассказать 10 текстов на экзамене, его гоняют по много раз, а потом ставят из жалости», — студент экономического факультета, 21 год.


Нововведения Владимира Стоюнина

И чтобы таких переживаний было меньше, Стоюнин в своё время предложил отделить экзамены от гимназий и назначить одну испытательную комиссию, в которую будут входить не только специалисты в области народного просвещения, но и служащие других ведомств, отличившиеся на педагогическом поприще. «Комиссия должна быть в действии круглый учебный год, и испытание по каждому предмету будет производиться в присутствии трёх специалистов-экзаменаторов в отдельной комнате, куда доступ всем прочим лицам должен быть запрещён… Таким образом, мешающая публичность будет устранена, а само дело не останется вне гласности… Каждый может записаться для испытания в любом отделе комиссии, на любой экзаменационный день, но с условием, что сдаст все экзамены за год».

Предоставив право сдавать экзамен в любой день, можно подумать, что слишком уж много поблажек для студентов. Но на самом деле обе стороны остаются в выигрыше. Вот смотрите. У экзаменатора появляется достаточно времени, чтобы опросить одного человека не несколько минут, а несколько часов. Он не будет ограничен одним днём, в который ему нужно опросить несколько десятков юношей и девушек. Он не будет утомлен до бездействия мозга. Он сможет основательно спросить по предмету и выявить уровень знаний учащихся. И ученику придётся хорошо потрудиться, чтобы отвечать на самые сложные вопросы.

Как устроены финские школы

Например, в финских школах оценки не ставятся, образование бесплатное, отношения между учеником и учителем горизонтальные. Каждому ребёнку зачитывают его права и обязанности ещё в самом начале школы. Что касается образовательного процесса, то для каждого ребёнка составляется индивидуальный план обучения и развития. Индивидуализация касается содержания используемых учебников, упражнений, количества классных и домашних заданий и отводимого на них времени, а также преподаваемого материала. Кому «корешки» — более подробное изложение, а от кого потребуются «вершки» — кратко о главном. Если ребёнок не смог подготовиться к сложному тесту, то в следующий раз ему дают задание немного полегче.

Про экзамены финны говорят: «Либо мы готовим к жизни, либо — к экзаменам. Мы выбираем первое»

Поэтому экзаменов в финских школах нет. Контрольные и промежуточные тесты — на усмотрение учителя. Существует только один обязательный стандартный тест по окончании средней общеобразовательной школы. Причём учителя не пекутся о его результатах, ни перед кем за него не отчитываются и детей специально не готовят. В школе преподают только то, что может понадобиться в жизни. Логарифмы или устройство доменной печи не пригодятся, их и не изучают. Зато финские мальчики и девочки с детства знают, что такое «портфолио», «контракт» и «банковская карта». Умеют высчитать процент налога на полученное наследство или заработанный в будущем доход, создать сайт-визитку в интернете, просчитать цену товара после нескольких скидок или изобразить «розу ветров» на конкретной местности. Практические умения готовят к будущей успешной жизни.


Думаю, действующая система российского образования недалеко ушла от «стоюнинской» эпохи. Но важно помнить не только прошлое страны, но и применять современный положительный опыт других стран.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

4 типичные ошибки при подготовке к ЕГЭ по английскому

«Хорошо подумайте, прежде чем уходить после девятого класса»

4 трогательных истории из практики коррекционного педагога

К комментариям
Комментарии
Отправить
Больше статей