6 историй великих учёных, в которых никто не верил
наука
6 историй великих учёных, в которых никто не верил
… или верил слишком сильно, что тоже плохо
9 244
3
6 историй великих учёных, в которых никто не верил
… или верил слишком сильно, что тоже плохо
9 244
3
6 историй великих учёных, в которых никто не верил
… или верил слишком сильно, что тоже плохо
9 244
3

Если ребёнок не такой как все — это не значит, что он неправильный. Возможно, его просто пока никто не понимает. «Мел» собрал шесть историй, из которых ясно, что ребёнок, которого в школе считали необучаемым, может стать великим изобретателем. А признанный вундеркинд — отказаться от науки и пойти работать офисным клерком за 23 доллара в неделю.

1. Эварист Галуа: как придумать высшую алгебру и умереть в 20 лет

Двадцатилетний француз Эварист Галуа решил задачу, над которой три века подряд ломали головы лучшие учёные мира. Всего за четыре года изучения математики он основал современную высшую алгебру. Тем не менее Галуа не смог окончить школу и получить высшее образование. Он не успел завоевать авторитет коллег и умер в том возрасте, когда только начинают серьёзно заниматься наукой.

Галуа два года подряд сдавал вступительные экзамены — обе попытки закончились полным провалом: за практические задания он получал низкие оценки. Учёные из комиссии не могли проследить логику его решений и считали молодого человека слишком непоследовательным. На устном экзамене в Политехническую школу ответ Галуа, по словам самого юноши, сопровождался «сумасшедшим хохотом экзаменаторов». Раздражённый тем, что комиссия не в состоянии понять пропущенные шаги решения задачи, которые казались ему очевидными, Галуа бросил тряпку в одного из экзаменаторов и ушёл.

Труды Галуа заинтересовали французских математиков только через 15 лет после его смерти. Его первую работу опубликовали в 1846 году, но она не впечатлила учёных, так как была непонята до конца. Чтобы идеи двадцатилетнего юноши были окончательно приняты как новшество в математической науке, понадобилось ещё сорок лет.

Читать дальше


2. Уильям Сайдис: как в 11 лет стать самым молодым студентом в истории Гарварда и всю жизнь прятаться от журналистов

Уильям Джеймс Сайдис был самым известным вундеркиндом начала XX века. Его отец интересовался психопатологией, и, едва научившись говорить, Уильям стал объектом отцовских экспериментов. С раннего возраста Борис учил сына писать и читать, и в 1,5 года малыш уже мог прочитать газету The New York Times. К двум с половиной годам Уильям умел печатать на машинке по-английски и по-французски. В пять лет мальчик мог по памяти воспроизвести все часы отправления поездов по направлениям в сложном железнодорожном расписании.

Он стал самым молодым студентом в истории Гарварда: его приняли в университет в возрасте всего 11 лет. С тех пор он ни шагу не мог ступить без внимания назойливых репортёров. Про него говорили, что уже в 6 лет он знал восемь языков, а его IQ достигал фантастических 250-300 баллов. Но мир так и не дождался от Сайдиса великих открытий: в поисках уединения юноша был вынужден скрываться от прессы, работая на низкооплачиваемых должностях.

Читать дальше


3. Софья Ковалевская: как получить мировое признание и оказаться ненужной в родной стране

Софья Ковалевская получила Борденскую премию Французской Академии наук, через год стала лауреатом премии Стокгольмской академия наук. В 1889 году она стала первой женщиной среди членов-корреспондентов Петербургской Академии наук. Благодаря ей устав Академии наук был пересмотрен, и женщины получили возможность избрания членами-корреспондентами. Но этот жест признания оказался номинальным: в Академии не собирались пускать женщин в науку.

По действовавшим в то время правилам звание академика можно было получить только после смерти кого-либо из действительных членов. Когда скончался вице-президент академии наук, математик Виктор Буняковский, Ковалевская отправилась в Россию в надежде, что её изберут на его место. и она наконец сможет заниматься наукой в собственной стране. Президент академии, великий князь Константин Константинович, радушно принял Ковалевскую, но когда она попросила позволения присутствовать на заседании, сказал, что присутствие женщин не предусмотрено правилами.

Читать дальше


4. Уильям Джонс: как быть математиком-самоучкой, изобрести символ Пи и познакомиться с Ньютоном

Широко распространён миф, что символ Пи ввёл во всеобщее употребление математик Леонард Эйлер. На самом деле этот символ был впервые использован в печати в современном смысле ещё за год до рождения Эйлера. Постоянство отношения длины любой окружности к её диаметру открыли очень давно, во времена, когда у человека только появилось желание измерять. Но обозначение этого отношения, известное сегодня как «Пи», впервые появилось в конспектах математика-самоучки Уильяма Джонса.

Около 1706 года на Джонса впервые обратил внимание Исаак Ньютон, когда Джонс объяснил его методы, применявшиеся в анализе, а также другие математические инновации. В том же 1706 году Джонс впервые использовал символ Пи.

Читать дальше


5. Томас Эдисон: как неспособный к обучению мальчик стал великим изобретателем

Американский изобретатель и бизнесмен Томас Эдисон запатентовал первое своё изобретение, когда ему был всего 21 год. Это был автоматический счётчик голосов. К концу жизни ему принадлежали больше тысячи патентов в США, Великобритании, Германии и Франции. Знай это школьный учитель Эдисона, он бы очень удивился: когда-то он признал маленького Томаса неспособным к обучению ребёнком.

Преподобный Джордж Ингл был очень строгим учителем. Его методика преподавания сводилась к требованию зазубривать уроки и декламировать их перед классом. Если ребёнок делал ошибку, разговаривал или плохо себя вёл, его били плетью или кожаным ремнём.

Томасу часто доставалось, потому что он просто не мог сидеть на одном месте и твердить заученный текст. Он привык самостоятельно все исследовать и считал, что испытание чего-либо на собственном опыте намного лучше, чем изучение того, чего он никогда не видел. Он постоянно отвлекался на занятиях и задавал слишком много вопросов. Учитель не раз осмеивал его непоседливость перед всем классом и как-то раз назвал его трудным ребёнком. После уроков мальчик в слезах бежал домой и умолял маму забрать его из ненавистной школы.

В конце концов Томаса перевели на домашнее обучение. По большому счёту мать его ничему не учила — она лишь искала книги по предметам, которые были интересны ее сыну, и не заставляла его слишком много времени уделять дисциплинам, которые ему не нравились, например, правописанию и арифметике.

Читать дальше


6. Арнольд Зоммерфельд: как номинироваться на Нобелевку 81 раз, но так и не выиграть

Немецкого учёного Арнольда Зоммерфельда номинировали на Нобелевскую премию более 80 раз. Но каждый год комитет находил причину, чтобы отдать награду кому-то другому. Несмотря на собственное невезение, учёному удалось воспитать больше всех нобелевских лауреатов.

Сфера его научных интересов была настолько широкой, что он спокойно мог преподавать и математику, и физику, причём имел право читать лекции не по одному физическому разделу, а сразу по оптике, электродинамике и механике. Однако постоянное балансирование между математикой и физикой понимали не все. В 1902 году Зоммерфельд не смог занять должность профессора теоретической физики Лейпцигского университета, потому что учёные посчитали его более сильным специалистом в точных, а не естественных науках.

Читать дальше​​​​​​


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

33 семейных фильма на все случаи жизни

Как оторвать ребёнка от компьютера и не поссориться с ним

8 прав подростка, которые родители напрасно отказываются признавать

Комментарии
(3)
Отправить
Теорию Галуа не преподавали даже на Мехмате МГУ. Редкий профессор ее понимал. Ее относили к науке без практического применения. Оценили Галуа лишь в эпоху электроники. Тогда введенные термины (морфизмы, поля, группы, кольца) были востребованы создателями первых ЭВМ. Все знают, что есть математики Евклида, Лобачевско...Теорию Галуа не преподавали даже на Мехмате МГУ. Редкий профессор ее понимал. Ее относили к науке без практического применения. Оценили Галуа лишь в эпоху электроники. Тогда введенные термины (морфизмы, поля, группы, кольца) были востребованы создателями первых ЭВМ. Все знают, что есть математики Евклида, Лобачевского, Римана. А различных математик бесконечно много. Галуа создал теорию, чтобы решения, полученные в одной математике, трансформировать для получения результатов в другой математике. И до сих пор его теорией могут воспользоваться лишь математики самого высочайшего уровня.
Показать полностью
Отправить
Мои преподаватели в институте любили ссылаться на Эдисона, когда мы сдавали экзамены. Томас Эдисон отбирал кандидатов к себе на работу не по объему знаний формул, а по умению находить нужную информацию для решения задач. Поэтому нам на экзаменах разрешали пользоваться любыми книгами, а не вспоминать формулы. А в эпо...Мои преподаватели в институте любили ссылаться на Эдисона, когда мы сдавали экзамены. Томас Эдисон отбирал кандидатов к себе на работу не по объему знаний формул, а по умению находить нужную информацию для решения задач. Поэтому нам на экзаменах разрешали пользоваться любыми книгами, а не вспоминать формулы. А в эпоху Интернета такой подход становится важнейшим.
Показать полностью
Отправить
Я тоже много чего придумал, не имея образования. И не очень нужен в своей стране. из-за чего стана и прозябает...
Показать полностью
Отправить
Показать все комментарии
Больше статей